Официальный форум игры "Дозоры" 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ГруппыГруппы 
 ВходВход 
ОСКОЛКИ ЗЕРКАЛА (рассказ от Мастеров)
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Дозоры -> Fan Art
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:17 am    Заголовок сообщения: ОСКОЛКИ ЗЕРКАЛА (рассказ от Мастеров) Ответить с цитатой

Настоящая работа написана авторским коллективом в составе: Vektor_smile ,ин2 , adrenal_in ,мг1 , Boton4eg ,вк0 , Lodos ,вм0 , Альбиус ,мг2 , Дмитрий Зубцов ,мг1 , Мяфк ,вм1 , грымза,вл1 , Блаженный Августин ,мг3 , Надежда Сумрака ,вд0 , Angel_Olechka ,ск1 при моем участии и координации.

Авторы выражают свою благодарность всем читателям, помогавшим своей конструктивной критикой в доработке рассказа, в том числе Иным: Кор Делия,вд0 , Normandez ,мг1 , ashley,вд0

ОСКОЛКИ ЗЕРКАЛА (рассказ от Мастеров)

ЗАВЯЗКА

Холодный свежий воздух осеннего утра приятно бодрил после бессонной ночи. Махаон зябко поежился, стоя во дворе спального района Москвы и пряча руки в карманы темного кашемирового пальто. Его черные коротко стриженые волосы контрастно выглядели на фоне длинного, ослепительно белого, шерстяного шарфа крупной вязки, небрежно закрывающим горло. А синие глаза пронзительностью могли поспорить с ясным октябрьским небом.
Не смотря на кажущуюся беспечность и ленивое равнодушие, необычный утренний прохожий был внутренне предельно собран и напряжен, подобно стальной сжатой пружине. Что, впрочем, оказалось совсем неудивительно. Дело, растянувшееся не на одну сотню лет, близилось к завершению. И развязка должна была наступить через каких-то десять-пятнадцать минут.
Проделана грандиознейшая работа. Остался лишь завершающий мазок, который, правда, потребует всех сил. Но он того стоит. Скупо улыбнувшись собственным мыслям, Махаон воскресил в памяти основные этапы своего Пути.

Новоиспеченный Темный маг вне категории вспомнил собственную инициацию в 1494 году в маленькой деревеньке на юге современной Франции, свои честолюбивые помыслы, желание во что бы то ни стало перешагнуть порог привычных категорий.
Первое разочарование, десять лет спустя, когда наставник сообщил ему, что третья категория Силы – порог для Махаона, и то, если очень повезет, и то, через сотню лет, не меньше…
Ликование, когда спустя полторы сотни лет он сумел-таки получить Второй уровень, вопреки всем прогнозам наставника. Торжество, когда спустя еще сотню лет он добился невозможного – Первой категории Силы.
И отчаяние, когда сам осознал, что это его предел. Непреодолимая стена, разрушить которую принципиально невозможно. Обычного человека можно тренировать с самого детства, заставляя заниматься определенным видом спорта. И в итоге он достигнет хороших результатов, может быть даже очень хороших. Но для того, чтобы стать чемпионом, необходимо нечто большее, чем простые тренировки. Нужен дар! Иначе это и не назовешь. Также и у Иных. У каждого свой предел. И Махаон достиг отмеренной ему границы.
Однако Темный не привык пасовать перед препятствиями. Даже перед непреодолимыми. Иначе он бы так и остался навсегда третьим уровнем. Десятилетие за десятилетием проходят в поисках легендарного «Фуарана». Но тщетно… С каждым очередным подлогом, фальсификацией Махаон приходил к печальному выводу, что знаменитая Книга не более чем миф.
Маг начинает заниматься археологией, странствует с экспедициями по всему миру, годами не вылезает из древних архивов, заводит множество знакомств…
Темный вздохнул, обрывая череду воспоминаний. Именно одно из знакомств позволило ему в итоге вновь обрести надежду, а с течением времени и осуществить невозможное.
О том, каких трудов ему стоило разыскать и завладеть артефактом «Звезда Нирваны» не хотелось даже думать. Но именно с этого момента дорога Темного к своей цели обагряется кровью. Иные, светлые и… темные, все кто вставал на пути расчетливого мага отправлялись в небытие.
Завладев в итоге «Звездой», способной при правильно проведенном ритуале, увеличить потенциал обладателя на одну ступень выше максимально возможной для него, но только один раз, и найдя описание этого ритуала среди древнеегипетских папирусов, Махаон горит желанием немедленно осуществить задуманное. Лишь природная осторожность останавливает его. Не может быть, чтобы все оказалось таким простым.
Спрятав артефакт в недоступном месте, Темный в конце девятнадцатого века переезжает в Москву, где устраивается при дворе Императора и продолжает скрупулезно исследовать свой вопрос, странствуя по православным монастырям. В беседе с одним из монахов, оказавшимся Иным, он узнает про Зеркала Сумрака – уникальные создания, возникающие для выравнивания баланса, в том числе и для нейтрализации «нарушителей», тем или иным способом его изменивших.
Возможно, что Зеркало и не возникнет при активации «Звезды Нирваны», но Махаон через слишком многое прошел, чтобы рисковать. И маг начинает по крупицам собирать ту информацию, которая касается Зеркал. Вновь странствия по миру. Темный терпелив, умен и, уже, беспощаден. Он собирает необходимые ему сведения и вновь возвращается в Россию, к которой уже успевает привыкнуть.
Несколько лет проходит в тщательнейшем анализе добытых документов. Выводы с одной стороны неутешительны – за Зеркалом стоит САМ Сумрак, его Воля и совладать с ним невозможно. Волна никогда не одолеет океана. Рано или поздно, баланс будет выровнен.
Однако было и слабое место! Во всех изученных Махаоном случаях Зеркалом становился никому прежде не известный Иной, предельно слабого магического потенциала. И всякий раз, по пути к цели Зеркало постепенно активировало свою мощь, набирало опыт и силы для решающего поединка. В котором либо уничтожало противника, либо полностью лишало его силы, после чего исчезало, растворяясь в Сумраке, частью которого и являлось.
И вот тут Темному приходит в голову простое, по сути, решение. Просчитать вероятность возникновения Зеркала после активации «Звезды», и если такая вероятность высока, вычислить место, время его появления и, если получится, то и потенциального носителя. А дальше – дело техники, когда на кону будет стоять все! Ему нужно будет уничтожить Зеркало в момент возникновения, пока оно еще слабо и не набрало сил, после чего… можно всецело наслаждаться победой и реализацией своей мечты. Случаев возникновения повторного Зеркала в истории не было! Впрочем, как и его неудачных миссий. Но, как говорится у людей, «волков бояться – в лес не ходить»! Махаон так же не нашел упоминаний о попытках совершить то, что он запланировал. А поговорка Иных гласит – «Смелых любит Сумрак».
Решение принято и вновь начинаются странствия. Теперь Махаон ищет самых сильных прорицателей и самые смертоносные заклинания. Почти сотню лет. Находит и то и другое. Только Малый круг Последователей Сивилл приходится затем уничтожить полностью, чтобы замести следы. Но с новыми знаниями это удается тщеславному магу.
Однако остается вопрос с Инквизицией… Рано или поздно могут возникнуть проблемы. Слишком много крови Махаон оставляет за собой. Да и все Иные, шагнувшие за пределы категорий – наперечет. Решение так же оказывается простым. Вступить в Дневной Дозор Москвы. Дозоры – особая каста. По сути - неприкасаемая элита. Даже Инквизиция никогда не будет трогать сотрудников Дозора без веского повода. Да и Завулон своих в обиду не даст…

Разговор с последним прочно засел в голове Махаона. Развивался он далеко не так, как ожидал Темный. Глава Дневного Дозора не встретил будущего мага Вне категорий с распростертыми объятиями.
- … заметь, Махаон, я не спрашиваю, КАК ты перешагнешь порог Силы. Но надеюсь это не Фуаран, - откинувшись в кресле, произнес Завулон, выслушав Иного.
- Завулон, Фуаран не более чем легенда, - уверенно ответил маг, сидя напротив Главы Дозора в кабинете последнего, - уж можешь мне поверить!
Тот в ответ лишь улыбнулся одними уголками губ.
- Неужели ты не хочешь, чтобы я работал с тобой? Ведь с учетом появления у Гесера Светланы и…
- Ты предлагаешь мне кота в мешке, дорогой Махаон. Поверь, я знаю о тебе многое, и знаю, КАК ты любишь идти к своей цели, не особо стесняясь в средствах – Завулон заложил ногу за ногу, нагнулся вперед и посмотрел в глаза собеседнику, - твои проблемы мне неинтересны, ПОКА они не станут моими ! Ты хочешь прикрытия у меня в Дозоре, мне это понятно. Но я не позволю, чтобы твои проблемы стали проблемами МОЕГО Дозора!
- То есть ты не хочешь что бы я… - искренне удивленный Махаон начал подниматься из кресла.
- Сядь, - властно махнул рукой Завулон, - я не закончил. А ты не торопись. – Он полминуты помолчал, - Я, безусловно заинтересован в таком соратнике как ты, особенно, после того, как тебе удастся осуществить задуманное. Если удастся. Однако, опыт подсказывает мне, что у тебя начнутся неприятности в самом ближайшем времени. Так вот, мне они не нужны. Мне нужен ты, но без своих проблем. Справишься с ними сам – милости прошу! Не справишься – это ТВОИ трудности. Извини, Махаон, но тогда я тебя знать не знаю, и беседы этой не было.
- Ты говоришь о Зеркале, ведь да? – Махаон азартно наклонился вперед.
- Хотя бы и о нем, - развел руками Завулон.
- Я решу эту проблему!
- Изволь, - на лице главы Дозора отразилась пренебрежительная усмешка, - вот тогда мы и поговорим…
- Ладно, - думал про себя Махаон, выходя из кабинета, - хорошо смеется тот, кто смеется последним. А я своего добьюсь!..

Мотнув головой, Темный огляделся по сторонам. Все позади. Невообразимо сложный ритуал, длившийся всю ночь и награда за него! СИЛА! Море силы! Океан Силы!!! То, о чем можно лишь мечтать.
Тихий двор, между тем постепенно оживал. Громко каркнул большой черный ворон, сидевший на облезлом дереве в центре двора и, словно по команде, из подъезда, кутаясь в короткое пальтишко, вышла женщина лет тридцати пяти, ведущая за ручку маленького мальчика. Цепкий взгляд Махаона тут же выхватил детали. Невысокого роста, серые прозрачные уставшие глаза. Типичная мать одиночка. Волосы тусклого цвета, который можно было определить как градацию от светло-русого до "смытого" темно-каштанового, убраны в старомодную прическу, заколотую шпильками. Мальчик, лет пяти на вид, в синем демисезонном костюмчике, который, судя по всему, был ему явно маловат и в красной вязаной шапочке, торопливо семенил за мамой, спотыкаясь на ходу. Проходя мимо мусорных баков, женщина брезгливо покосилась на закутанного в груду тряпья бомжа, деловито копошащегося там в поисках всякого хлама.
Не то…
Вот легкой походкой скользнула мимо девушка лет семнадцати. Волосы светлые с мелированием. Модненькие джинсы со стразами, желтая кожаная курточка, едва прикрывающая поясницу, из-под которой виднеется тонкий трикотажный свитерок. На плече большой кейс, похоже с каким-то музыкальным инструментом внутри. Девчонка быстро перебирает ножками по двору к выходу, пытаясь на ходу съесть огромный кусок хлеба с не менее большим куском докторской колбасы на нем. Завтрак на ходу - «студенческий».
Не то...
Из соседнего дома появился мужчина лет пятидесяти-пятидесяти пяти в красно-зеленом спортивном костюме. Видимо собрался на утреннюю пробежку. Окинул взглядом двор, посмотрел на чистое небо, присел пару раз, энергично махнув руками в разные стороны, и принялся неторопливо разминать ноги.
За ним показалась сухонькая старушка с маленькой собачонкой на поводке.
Не то… Махаон вновь взглянул на часы. Время практически на исходе!
Вышел из подъезда и поспешно направился по своим делам худенький черноволосый паренек с сумкой через плечо, на ходу бросая по сторонам настороженные взгляды.
В постепенно пробуждающийся двор буквально "влетел" высокий худой молодой человек, лет двадцати пяти на вид, одетый в голубые джинсы полуклеш, коричневые осенние спортивные ботинки, и голубую ветровку и очень быстрым размашистым шагом двинулся вдоль дома, к своему подъезду. Гардероб торопыги дополняли синий Зенитовский шарфик и белая Зенитовская бейсболка.
- Очередной футбольный «фанат», - отметил про себя Темный, мгновенно просканировав парня и тут же потеряв к нему всякий интерес. Потому что из-за угла дома показался новый утренний прохожий. Парень еще моложе фаната, бритогловый, широкоплечий, спортивного сложения. Его экзотический наряд составляла серая спортивная куртка, белая типично "русская" рубаха с яркой национальной вышивкой, свободные штаны цвета "болотный камуфляж". Чуть ниже и правее левого уха магически обостренное зрение Махаона различило татуировку, исполненную готическим шрифтом. Низкий, покатый лоб и блеклые глубоко посаженные глаза невольно ставили под явное сомнение высокие интеллектуальные способности скинхэда.
- Похоже, с ночной охоты возвращается, - решил для себя маг, также просканировав отбившегося от своего "стада" члена группировки неофашистов, расплодившихся в последнее время, как грибы. В принципе, подобные организации представляли собой очень удобный инструмент для манипуляций, мощный, тупой и послушный. Но сейчас Темному было не до того!..
Переваливаясь с ноги на ногу в двери подъезда с трудом пролезла невысокая женщина не совсем понятного возраста, то ли тридцати, то ли тридцати пяти лет, а может и всех сорока. Возраст понять было трудно из-за ее ужасающей полноты. Одета опрятно, но безвкусно, все вещи явно покупались вразнобой, и при покупке преследовалась цель, чтобы налезли, а не составление единого гардероба. Она мечтательно улыбалась, щуря, и без того маленькие, заплывшие жиром глазки.
Темный невольно скривился в презрительной гримасе. Смотреть противно, фу... А еще женщина!
Опираясь на изящную тросточку красного дерева неторопливой походкой мимо прошагал ухоженный мужчина лет сорока, в дорогом костюме из темно коричневой шерсти в крупную клетку.
Маг пригляделся к нему, напрягая магическое зрение. Человек. Галстук безупречно подобран в тон рубашке. Волосы идеально подстрижены и... покрыты лаком?? Лицо... это что, пудра???
Тьфу ты! Час от часу не легче! Все не то… Сейчас, сейчас… Вот ОН!!!
Махаон хищно подался вперед, широко раздувая ноздри. Во двор неуверенно входил невысокий мужчина лет тридцати, растерянно оглядываясь по сторонам, словно не понимая, как он здесь очутился.
Темный маг вне категорий глубоко вздохнул и сделал плавный шаг ему навстречу, бросая заклятие незначительности. Лишнего внимания пока привлекать не следовало!
Щелчок пальцев - и весь двор накрыл прозрачный «Серебряный Полог» мощнейшей информационной защиты. То, что сейчас должно будет произойти, ни в коем случае не должно быть «засвечено». Иначе конфликта с Дозорами не избежать, а он будет равносилен краху. Полога хватит всего на несколько десятков секунд, не больше, уж слишком мощное заклятие, но если Махаон не справится в это время – он уже не справится вообще.
Темный достал из кармана большие карманные часы без стекла на толстой платиновой цепочке, открыл крышку и с видимым усилием провернул минутную стрелку на три оборота назад. После чего резко захлопнул часы и небрежно отбросил в сторону. Они успели пролететь всего полметра и замерли в воздухе. А вместе с ними замерло все пространство двора, надежно накрытое полусферой Полога. Остановились случайные прохожие, исчезли звуки, сжалось, пойманное в магическую ловушку «Антихрона» само Время. Через три минуты редчайший артефакт разрушится, и время войдет в свое привычное русло. Удивятся прохожие, случайно обнаружив, что их часы отстали на три минуты, но не придадут этому особого значения и отправятся дальше по своим делам. Но в эти сто восемьдесят секунд власть над временем на этом локальном участке принадлежит магу!
Однако, гость, которого Иной поджидал, не замер, к немалому удивлению последнего. Широко распахнутые золотисто-зеленые глаза пришельца с удивлением смотрели на приближающегося Темного. В какой то миг, в них промелькнул огонек понимания, но было уже поздно.
Махаон не останавливаясь метнул в Зеркало, в этом он уже не сомневался, страшное заклинание «Отчуждения», секрет которого был давно утерян, почти так же надежно, как и сами воспоминания о нем. Но Темный маг в своих странствиях сумел найти и то и другое в архивах Инквизиции.
От руки Иного к противнику стремительно рванулись длинные извивающиеся мерцающие щупальца, пеленая, закручивая, и вот, тончайший бледно зеленый кокон окружил незнакомца, полностью отсекая его от Сумрака, не давая возможности соприкоснуться с ним ни коим образом. Странный гость рванулся, и Махаон ощутил огромную Силу, дремлющую в госте. Она пыталась пробудиться, прогрызть, разорвать ненавистный кокон, с каждой секундой увеличивая свой напор. И тогда Темный, понимая, что отступать уже некуда и ставки сделаны, бросил львиную долю своей новообретенной Мощи на поддержание «Отчуждения», не давая противнику прикоснуться к родной для него стихии. И еще столько же Силы влил в «Смех Будды», - жуткое волшебство, изобретенное Великим Пандом – тибетским отшельником, разрывающее внутримолекулярные связи вещества и расщепляющее его на атомы.
Контуры Зеркала колыхнулись, он подернулся мелкой рябью и начал медленно таять. Однако продолжал бороться, возводя один защитный барьер за другим, пытаясь прорваться через кокон «Отчуждения» и даже контратаковать своего врага.
Но силы были неравны. Махаон на подлете разрушил модуляцию «Белого марева», превратив смертельное волшебство в поток чистой энергии, и направил его в землю, на которой теперь долгие десятилетия не прорастет ни одна травинка. «Веер безумия» распался сам, соприкоснувшись с «Плащом Хаоса», которым окружил себя маг. И даже древнеегипетское «Возмездие Ра» маленьким солнышком ударившее скривившегося Махаона в грудь и заставившее отступить на пару шагов назад, рассыпалось безвредными искрами, не причинив видимого вреда.
А дальнейшее противостояние происходило на уровне оперирования энергией. Магических модуляций, кроме сформированных Махаоном больше не было. Темный с напряженным лицом замерев перед противником, наполнял свои заклятия целым океаном Силы, прочно удерживая их. Зеркало отчаянно сопротивлялось, перестав атаковать и уйдя в глухую оборону. На полминуты ему удалось замедлить распад собственного тела и даже начать его восстанавливать, но «Отчуждение» сделало свое дело.
Гость начал слабеть, а силы взять было негде. Мерцающий голубоватый кокон прорвать так и не получилось.
Слишком внезапной, грамотно подготовленной и, самое главное, сильной была атака Темного мага! Махаон, почувствовав слабость противника, увеличил напор, вкладывая в бой дополнительные резервы энергии. Акцентируя их на «Смехе» и стремясь скорее покончить с соперником.
Последним запредельным усилием, Зеркало сумел надорвать кокон Отчуждения, прикоснувшись к спасительной стихии, но было слишком поздно. Темный сосредоточил всю свою мощь на завершении процесса расщепления врага. И спустя пару секунд тот все-таки перестал существовать. Его тело исчезло прямо в воздухе, подобно куску сахара в кружке с кипятком.
Махаону удалось совершить невозможное! Восстанавливая дыхание, Иной счастливо улыбался! Он победил, да еще так просто! И сохранил при этом свои силы. В это не верилось.
- И это все что ты можешь??? – проорал Иной хриплым голосом, задрав голову к небу и непонятно к кому обращаясь. К исчезнувшему Зеркалу, Сумраку или же к Самому Создателю. А затем громко рассмеялся.
Засияли оранжевым светом диковинные часы, висящие в воздухе, продолжили свое падение и, ударившись о землю, разлетелись во все стороны потоками освобожденной энергии. Артефакт выполнил свое назначение. Двинулись прохожие, спешащие по свои делам, вернулись звуки. Исчез «Серебряный Полог», надежно скрывший от любопытных Иных следы разыгравшейся только что трагедии.
Не оглядываясь, Темный маг вне категорий пешком направился к выходу из двора, к своей новой жизни. Этим же вечером он вновь явится к Завулону. Только на этот раз не как проситель, а как равный! И тот не посмеет ему отказать!


Последний раз редактировалось: Oslyablya (Чт Мар 25, 2010 11:26 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОСКОЛОК ПЕРВЫЙ. БОРИС.

-Мам, ну пошли быстрее, скоро уже начнется, мам!- Девочка лет десяти с очаровательными кучерявыми длинными волосами то забегала вперед, то задерживалась, ожидая маму. Я стоял в сторонке и любовался этим ангелом. Я знал, каких трудов стоило придать волосам девочки подобную волнистость. Надо мокрые волосы заплести во множество мелких аккуратных косичек и дать им высохнуть, а потом расплести и аккуратно расчесать. Получается как бы химия, но не химия. Не такая долговечная, но зато не вредная для волос… Легко представлялось, как мама с дочкой сидят вечером на уютном диване, в теплой гостиной и мама неторопливо расчесывает мокрые волосенки, а потом с улыбкой их заплетает, негромко обсуждая предстоящий день и поход в какое - то замечательное место. Откуда все это я могу знать? Почему так ясно представилась эта картина? Ведь у меня и дочки то нету. Не говоря уже о жене. Да и дома, если не считать тот отнорок на теплотрассе, тоже нет… Так откуда я могу знать? Неожиданно, я поймал на себе взгляд матери девочки. Нет, он не был враждебным, скорее опасливым, так смотрят матери на больших собак, которых выгуливают хозяева в одном дворе с их детьми. Даже если эти собаки с намордниками… Этот взгляд резанул по сердцу. Нестерпимо захотелось подойти и объяснить, что я ничего плохого не думал и просто любовался прелестным созданием и… Но понятное дело, ни к чему хорошему это бы не привело. Представив себя со стороны, оборванный, с грязными волосами и нечесаной бородой... Оставалось только криво усмехнулся, ссутулился, закрыться от этого взгляда и побрести дальше, по заученному маршруту. Ладно. Так, сейчас урна в начале аллеи, здесь чаще всего бутылки бывают, потом возле круга лавочек, под тополями. Дворники постоянно расставляют лавочки вдоль всей аллеи, но неугомонные студенты вечерами все равно их стаскивают в кружок. Здесь бутылки находятся не всегда, но если давали стипендию… О, это джек – пот. Краем глаза я увидел ковыляющую через дорогу фигуру. Вот гад! Договорились же, что этот район «смотрю» я. Видимо у Сереги совсем пусто, раз решил рискнуть и зайти на чужую территорию, а еще под образованного « косит». Мне ничего не оставалось, как повернуть наперерез. Однако «трубы» у Сереги видно, еще не сильно горели. Он остановился посередине дороги, не обращая внимания, на отчаянно сигналящие машины и примиряюще поднял руки.
- Заблудился?- Насмешливо закричал я, перекрикивая клаксоны.
-Нет… Я, того, спросить хотел… - На ходу придумывая причину крикнул Серега.
Совсем впритирку с ним пронесся джип. Серега даже не вздрогнул. Найти оправдание казалось, сейчас для него было важнее, чем опасность оказаться под машиной, тем более скорость машин на улицах все равно была не та, что на трассах, а быть сбитым дорогой машиной, при условии остаться в живых, тоже своего рода джек – пот…
- Ну?
- Ты… Это… Люську давно видел? – Наконец - то «родил» Серега.
- Нет…- Мотнув головой, буркнул в ответ и отвернувшись, направился к «своей» урне. Понятно,что Серега теперь не посмеет перейти дорогу. В этот раз.
Это была общая тема разговора «бродяг». Люся, Люська, как ее чаще всего называли, пропала недели две назад. Кто то говорил, что видел ее богато одетой в дорогой машине, чему верилось с огромным трудом. Кто то, что видел, как ее забирали «менты», чему верилось намного легче. Тоже не самый страшный вариант. Ну подержат, составят протокол, вымоют, накормят, да и отпустят. В тюрьму не посадят. Уголовников нечем кормить… Самый страшный вариант, если забирают люди, гражданские, в черных машинах. Они приезжают ночью, неизвестно как, разыскивая места ночлега, подобных Борису и забирают всех, кто имел несчастье там быть. Больше их никто не увидит. Что с ними происходит, никто не знает. Версий много. Подпольные заводы, где люди работают за мизерные порции еды, по шестнадцать часов в сутки, пока не свалятся замертво. Подвальные операционные, где из них достают все, что еще не сгнило и не пропито насквозь, все, что можно продать, как конструктор… Цеха по производству беляшей и пирожков. Завтрак туриста, блин. Вариантов много и ни одного веселого. Все веселое осталось в прошлом, по крайней мере, у тех, у кого было, это прошлое.
В отличии от меня. Ни – че –го. Пусто. Каждый вечер, забираясь к себе, я ложусь на самодельный матрас, сооруженный мною самим, (Взять со свалки уже готовый, пользованный,я почему то побрезговал) и пытаюсь вспомнить, понять, кто я такой? Как оказался на улице? Ведь не родился здесь, на помойке жизни, в этом я точно уверен. Значит, была и другая жизнь? Возможно семья, дети… Как сегодня пробило той девочкой! А эти знания, как управляться с волосами? Смешно представить, что я это узнал от тех «женщин», которые время от времени были рядом. Переходя от урны к урне, привычно перебирал в уме варианты прежней жизни и причины моего «выпадения» из нее. Авария и амнезия? Стресс и амнезия? Незаконные медицинские опыты? Травма головы? Инопланетяне, в конце концов? Ответа не было.
Зайдя во двор очередного дома, я привычно направился к углу, где стояли баки, но что - то сегодня было не так. Что - то происходило. Что - то нехорошее, очень. Страх накатил волной, такое чувство я испытал только раз в жизни, когда переходя дорогу, уже привычно не смотря по сторонам, а пригнув голову, спасаясь от взглядов прохожих,краем глаза увидел грузовик, который шел на приличной скорости и вот вот должен был меня снести … Но сейчас не было грузовика, посреди почти пустого двора и то, что накатывало, нельзя было избежать, отпрыгнув в последний момент в сторону. Невидимая, но ясно ощутимая волна пронзила мое тело, наградив какой - то особенной болью. Раз, другой, третий, казалось, этой пытке не будет конца. В глазах потемнело. Неужели, конец? Инфаркт? Вроде и держаться за эту жалкую жизнь особенного смысла нет, но как же страшно и обидно!...
Боль медленно покинула мое тело, совсем как огромный питон, неторопливо разжимающий свои кольца. Тьма перед глазами рассеялась, но цвета к предметам не спешили возвращаться. Они как будто покинули своих хозяев и окружили их, каким - то странным цветным облаком. Вот дерево, с серыми листьями и серым же стволом, вокруг которого мерцает зеленоватая дымка с желтыми прожилками. Дереву грустно, что ему скоро придется опять засыпать на зиму. Вот быстро прошла молодая девушка, в черно – белой одежде, вся в нежно – голубом облаке, она влюблена и сегодня ее первое свидание. Внезапно в голубое вмешались коричневые точки, девушка испугалась человека, одетого в рванье и столбом застывшего посреди дороги, пялясь на нее. Это же она думает про меня! Боже! Я, что, могу читать мысли? Нет! Не надо! Сколько времени ушло, после моего первого пробуждения на улицах, пока я научился не обращать внимания на взгляды, но куда деться, если теперь видны мысли? Заберите! Мне не нужен этот подарок! Или наказание?! Словно повинуясь, видение ушло. Сморгнув,опять увидел мир таким, каким привык его видеть. Девушка быстро удалялась и сколько не смотрел ей вслед, ни одной, самой простой мысли не прочел. Может, это можно вызывать по желанию? Я остановился и прикрыв глаза, вспомнил, как это, когда нет цветов. Мгновение - и опять в этом мире. Полным мыслей и «цветных облаков». Мгновение - и снова в обычном мире. О, а это уже интересно. Немного попрактиковавшись, я, к своей радости, увидел, что теперь не нужно подходить к каждой урне, что бы увидеть, что там есть, все было видно заранее. Так, в следующей ничего, зато в конце улицы есть урна, в которой целых пять бутылок! Но надо поспешить, оказывается Лешка, еще один сосед, повадился потихоньку таскать бутылки. Вот гад! А еще назывался корешем и пили сколько раз вместе… Спешно направляясь к заветной урне, уже автоматически, принялся опять пытаться вспомнить свою прежнюю жизнь и…
Видение накатило внезапно.Я увидел себя, как бы со стороны, но увидел четко, отчетливо, все, до самых мелких и незначительных мелочей. Вот я выхожу из машины,серая девятка… Подхожу к дому, так, номер девяносто шестой… И улицу и этот дом я знал, бывал когда то в этом районе… Тот, другой Борис поднимается по лестнице, что то насвистывая. В его руках пакеты с надписями известных бутиков, под мышкой зажат большой розовый мишка. Подарки… Он спешит домой, к своей семье. Вот открывает дверь, немного повозившись с замком. Да, он давно хочет поменять этот треклятый замок. Да все руки не доходят. И не дойдут, как бы сквозь видение, подумалось мне. Прихожая… Что это? Какая - то тень метнулась по коридору из спальни на кухню. Только благодаря горящей лампе в зале Борис увидел на стене эту тень. Жена, выходящая из спальни в своем любимом халате, купленном во время их поездки в Таиланд, румяная… Как сквозь воду, голос, такой знакомый и чужой. – Как хорошо, что ты сегодня пораньше приехал! Помнишь, я тебе рассказывала о Мишке, друге со школы? Вот, приехал с тобой познакомиться…
Коридор, кухня, за накрытым столом сидит незнакомый мужчина с бегающими глазами. Когда тот, другой Борис заходит, гость торопливо поднимается и что – то говоря, протягивает руку. Однако Борис не слушает. Он смотрит на ширинку гостя. Расстегнутую ширинку. Можно пойти в спальню, их семейную спальню и окончательно во всем убедиться, но сил уже нет. Нет эмоций - пустота. Осталось лишь одно желание – уйти, уйти как можно скорее. Возле самой двери руки разжимаются и подарки падают на пол. Потом дверь. С их треклятым замком, в котором так и остались торчать его ключи. Ему что - то кричат вслед, но он не слышит. Уйти…
Я отчаянно замотал головой, прогоняя видение. Вот, значит, как оно было? У него есть семья. Теперь он в этом уверен. Я также уверен в том, что его все еще ждут, даже спустя два года… И жена и дочка… Все еще может быть хорошо! Голова кружилась, чувство, которое не ощущал вечность, надежда, заполнила мое сердце. Я нужен им! Потратить полдня на то, что б научиться собирать бутылки! Идиот, какой идиот… Бог дал ему этот шанс, а он его чуть не упустил! Так, в кармане одна мелочь, но этого хватит на автобус. В метро было бы быстрее, но туда его точно не пустят. Как он появится перед ними в таком виде? Ладно, какой есть. Так, автобус останавливается за углом…
Словно удар по затылку! Медленно оборачиваюсь. Совершенно незнакомый мне человек стоит и просто смотрит на меня. Откуда же это вовсю кричащее чувство опасности во мне? Почему так нестерпимо хочется подбежать и вцепиться зубами в его глотку? А потом меня просто поволокло, потянуло к нему. Неожиданно я понял, что уже бегу. Черты лица незнакомца исказились яростью, а потом... Потом его лицо на миг затуманилось и вот, передо мною он, тот самый. Мишка - одноклассник, человек, одним своим фактом существования разрушивший мою жизнь. Неизвестно за что, за какие заслуги, судьба решила мне сделать подарок. Прежде, чем вернуться домой, я окончательно закончу все старые дела. Ну держись!
Уже почти привычно я заставил мир стать черно - белым, отсюда обычный мир кажется таким медленным... Он даже не успеет почувствовать, как я сверну ему шею. Мишка был уже в трех шагах от меня, когда он сделал что то руками и меня отшвырнуло назад, протащив несколько метров по земле. Он смотрел прямо на меня, но этого не должно было быть! Меня нельзя увидеть, когда я в этом мире! Но мой противник смотрел прямо в глаза, смотрел с такой же ненавистью. Э, нет, мою семью, мою жизнь теперь ты не украдешь! Я приподнялся, готовый вновь кинуться на своего врага. Кисти рук заныли, покрываясь жаром, посмотрев на них, я увидел пламя, стекающее с пальцев. Да это моя ненависть! Я сожгу тебя, слышишь?! Только вот поднимусь...
Подняться я не успел, что то страшно - черное ринулось на меня с неба, выбив весь мир из глаз, осталась только темнота вокруг и затихающие звуки в дали. Вот, среди доносившегося гама улицы, звук подъезжающего автобуса...
Подождите! Я тоже еду! Только вот, поднимусь...
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОСКОЛОК ВТОРОЙ. АЛЕНА.


…какое чудесное осеннее утро или это просто у меня такое удивительно хорошее настроение. Вообще к осени я отношусь настороженно, быстро она может вогнать меня в тоску-печаль своим пронизывающим ветром, низким серым небом и общим ощущением грусти.
Но сегодня все не так, сегодня все просто за-ме-чта-тельно!! А как же может быть иначе, если у меня произошло столько приятного.
Во-первых, вчера мы с мамой съездили в пассаж и купили мне вот эти клевые джинсы со стразами и совершенно умопомрачительную кожаную курточку, желтую и совсем невесомую.
Во-вторых, мама перестала упрямиться и разрешила мне сделать мелирование, наконец-то, просто средневековье какое-то – не разрешать совершенно взрослому человеку (мне уже ЦЕЛЫХ 17 лет, между прочим) сделать какое-то несчастное мелирование, дескать, домашние девочки то да се, пожалей волосы, а вот мы в твоем возрасте.… Но я ее переубедила, ура-ура!
В-третьих, я почти всю ночь в который раз перечитывала своего обожаемого ГП и ничуточки, ничуточки не хочу сейчас спать.. аааахххааав… а то что зеваю, ну это просто давление атмосферное наверно поменялось.
Кстати, кто не понял, ГП – это Гарри Поттер, да-да, вы не ослышались, это именно он. И не надо делать такие большие глаза, я люблю читать про него, кстати, фильмы тоже ничего, но когда читаешь – можно самой много чего додумать, представить, а фильм уже такой возможности не дает.

Поднялась с кровати и, зевая, огляделась. Комната моя, если честно, походила не на комнату семнадцатилетней девушки, которая по идее уже должна быть аккуратной и хозяйственной, а на бомбоубежище: при желании тут можно было прожить добрых пол года не выходя на свет Божий и не заскучать при этом. Тут стоял письменный стол, на котором вперемешку лежали ноутбук, школьные книги и тетради, диски, журналы мод, огромная ракушка с океанического дна (папа привез), рамочки с фотографиями семьи, друзей, и кота Живоглота, поверх всей этой кучи сам кот Живоглот. Около стены громоздился большой книжный шкаф. Большинство книг там были новые и красивые, в глянцевых обложках, и мне нравилось само их наличие (и не важно, что я их, может, ни разу так и не открыла). Зато у меня была вся коллекция ГП, содержание которой я знала на зубок! В одном углу стоял пюпитр с нотами, а рядом небрежно облокотился на его ножку сам виновник торжества - мой саксофон. Играть на нем заставляла (хотя, признаться, это занятие мне и самой нравилось) мама, потому что ее кумиром была саксофонистка Кэнди Дафлер, и дочь обязательно должна была стать музыкальным предметом для гордости мамы. В противоположном углу стоял мольберт, на котором красками зарождалось что-то веселое. В общем, не комната, а танц-кружок, кружок по фото, мне еще и петь охота. Но гордостью в комнате был двух-метровый плакат Дэниэля Рэдклиффа в круглых очках в тонкой золотистой оправе, который вызывающе выставил волшебную палочку и сосредоточенно глядел в лицо опасности. Этот плакат стал поводом для зависти многих членов Хогвартс-клуба, в котором я состояла, а еще мои оригинальные (привезенные папой из фирменного магазина в Англии) плащ, остроконечная шляпа и желто-черный полосатый галстук с золотистой булавкой в виде латинской буквой "Н", как принадлежность к факультету Хафлпафф любимой школы магии.
Для пищевых целей на тумбочке стоял электрочайник, окруженный несколькими чашками (не бегать же за чистыми каждый раз на кухню) и пакетами с печеньем и шоколадками. Я нажала на кнопку, и чайник начал тихонько шипеть, нагревая воду. Пока ходила навести утренний марафет в ванну, вода закипела, и мне удалось быстро заварить пакетик чая. Как обычно, времени на нормальный завтрак не осталось. Я отхлебнула пару глотков из кружки и отставила чашку. Быстро натянув новые джинсы, кофту и упаковав саксофон в чехол, выбежала в коридор. Оставалось всего десять минут до начала урока музыки; благо, что школа находилась в трех кварталах от моего дома, но все равно, я уже опаздывала.
- Хоть бутерброд возьми с собой, - крикнула из комнаты мама.
"Да, покушать было б не плохо, а то дыхания вообще не будет," - подумала я и свернула на кухню. Там на скорую руку взяла со стола кусок хлеба и отрезала от палки колбасы два солидных кусочка. "Такой бутерброд точно есть, как кот Матроскин учил - колбасой на язык класть - не получится,"- констатировала я про себя факт и, набросив курточку и обувшись, побежала вниз по лестнице.


…поздоровалась на ходу с тетей Людой и Димкой, он прикольный детеныш, а вот мама у него всегда такая грустная и глаза очень уставшие, странно, разве можно грустить, имея такого замечательного сына…

А книги про ГП я действительно люблю. Как же было бы здорово учиться в Хогвартсе, иметь волшебную палочку и сову-почтальона, таких замечательных учителей и вообще я верю, что на самом деле существует город магов рядом с моим домом. Я бы тоже хотела стать магом и уберечь мир от ужасного Волан-де-Морта. Но, увы, это только мои мечты…

Ой, больно-то как… мамочки.. споткнулась, что ли на ровном месте или толкнул кто-то, упала, проехалась на коленках прямо до выхода из двора.. блин-блин и джинсы новые испачкала в чем-то мерзком…

«Джинсы… мм, какое дурацкое слово»,- подумала Гермиона и даже головой помотала, отгоняя странные слова и картины прочь. «И вообще, где это я?»,- посмотрев по сторонам, она увидела хижину Хагрида. «Ничего не понимаю, я же шла в библиотеку, завтра моя любимая нумерология – это радует, но еще завтра и урок по зельеварению у Северуса Снегга, нужно прочитать просто бездну книг и учебных пособий, он, скорее всего, будет занят, оскорбляя Долгопупса, но остальным тоже может достаться. Не придирается Снег только к ученикам своего факультета, остальным приходится у него туго»,- мысли Гермионы пошли по привычному пути – уроки, учителя, библиотека, Гарри и т.д. Как вдруг она все-таки опять подумала о своем странном перемещении из коридора Хогвартса за его пределы, и внимательно еще раз оглянувшись по сторонам, увидела мужчину, стоявшего неподалеку и не обращавшего на нее ни малейшего внимания. Гермиона тоже не собиралась его рассматривать, но внезапно ее словно молнией ударило – это же Волан-де-Морт.
Девочка никогда не видела это ужасного мага, но ни на секунду не сомневалась, что это именно он – самый ужасный преступник всех времен и народов. Что-то вскипело в ее груди или случилось помутнение в голове, но она выхватила волшебную палочку и поняла, что сейчас попробует его уничтожить. Нельзя было упустить шанс спасти мир от присутствия этого мага, отомстить за родителей Гарри, да и что там кривить душой – по сути, уберечь Гарри от встречи с ним, ибо то, что он выжил после первой встречи с Волан-де-Мортом, не означает, что ему повезет так же снова.

«Экспеллиармус!»,- закричала Гермиона, наставляя палочку на Волан-де Морта. «Сначала вырву палочку из его рук,- подумала она,- а потом уже атакую». «Адеско Файр!», - тут же прокричала она, надеясь, что Адский огонь наверняка поразит его, ведь этот огонь обладает собственным умом, он вполне целеустремлённо преследует свою жертву, сжигая заодно всё на своём пути. Однако девочка все же переоценила свои силы и недооценила силы такого могущественного мага. Волан-де-морт буквально за мгновение до ее попытки вырвать его волшебную палочку, применил защитные чары-Протего и сразу же направил на нее смертельное заклятие Ава́да Кеда́вра – шансов у Герминоны просто не было, контрзаклинания не существовало. Луч зеленого пламени коснулся ее, и все на этом закончилось. Она упала на землю и успела только удивиться мысли, пришедшей ей в голову: «Что же означает это дурацкое слово джинсы….».
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОСКОЛОК ТРЕТИЙ. ИЗАБЕЛЛА.

Так-так-так, что там у нас за окном…ммм…ничего нового, все та же осень и погода не из приятных, решено, буду сегодня варить борщ. А что, самое, между прочим, то блюдо для подобной погоды, главное правильно все сделать. Не умеете?!.. эх – это, пожалуй, беда для вас, я, конечно, сейчас расскажу элементарные правила его готовки, но без длительного опыта, разумеется, борщ ваш не будет кулинарным шедевром как у меня. Между прочим, это я говорю без лишней скромности – масса людей, попробовавших это, не побоюсь этого слова, произведение искусства в моем исполнении, приходили просто в дикий восторг. А пока буду рассказывать – заодно и соберусь для похода на рынок, не все нужные мне продукты есть в холодильнике.

Значит, начнем с основы, я варю борщ не на банальном говяжьем мосле, а на свиных ребрышках.. да-да.. именно их беру для бульона, главное чтобы они были немного жирноваты – в этом весь смак.
Ребрышки рубим и ставим варить на медленном огне, сами пока делаем зажарку – чистим крупную морковь и свеклу, трем на крупной терке и обжариваем в глубокой сковороде на подсолнечном масле, туда же спустя минут пять добавляем мелко резанную очищенную луковицу.. запах по кухне плывет просто божественный. Когда морковь, свекла и лук будут готовы – обратите внимание, чтобы они не были слишком зажарены, но и не сырые - добавим томат, все тщательно перемешаем и оставим томиться еще минут на десять, но не забываем время от времени помешивать, желательно деревянной лопаточкой. Кстати, на вкус это не влияет, но почему-то помешивание именно деревянной лопаточкой привносит свою правильную ноту во весь процесс.

Если вы еще не поняли, я люблю и приготовить и поесть. Что может быть лучше, чем жареная рыбка, сбрызнутая лимончиком для оттенения вкуса, наверное только молодая картошечка, отваренная и поданная с маслицем и мелко порубленной зеленушкой, а к ней селедочка, мною же соленая или блинчики – тоненькие, в дырочку, а к ним и маслице и варенья, а плов, настоящий плов из казана – это же вообще полная потеря сознания от всей гаммы вкусов, а может лучше свежесваренный борщечок, да со сметанкой.. мм..

Ах да, вернемся к приготовлению этого самого борща. Когда бульон на свиных ребрышках готов, бросаем в него чищеную картошечку, я люблю белую, рассыпчатую, она разваривается так, что почти ее не видно, только вкус характерный чувствуется. Пока картошечка варится, шинкуем капусту, делаем это вдумчиво, дабы получались мелкие длинные полоски – терпеть не могу короткие да толстые капустные обрубки в борще.
Пробуем картошечку, если готова, солим по вкусу и тут же бросаем в кастрюлю нашинкованную капусту, дожидаемся кипения, отправляем туда же готовую нашу зажарку, еще раз дожидаемся кипения и сразу выключаем, если не хотите кашу в кастрюле – не передержите на огне борщ. Сверху в него добавим рубленый чеснок, один-два зубчика достаточно для запаха.

Разливаем борщ в порционные миски, только вот не стоит подавать на стол тарелки на пол-ложки – не позорьте борщ, подавайте его именно в керамических мисках, в каждую добавьте ложку с горкой сметаны и рубленую зеленушку – укроп, петрушку. Под такое блюдо не грех и сто граммов водочки налить и сразу опрокинуть и тут же заесть горячим душевным борщем…уххх красотища!

Разумеется, то, что я сейчас рассказала – это довольно краткое описание приготовления борща, все нюансы вам придется понять и освоить самостоятельно, но в этом тоже есть своя прелесть.

Заболталась, совсем про рынок забыла, ну ничего, сейчас сбегаю, благо тут недалеко он. Продолжая тему про еду – ну как, скажите на милость не любить, например десерты. Тут тебе и пироженки невесомые, тающие во рту с орешком внутри, и эклеры, но не с банальным заварным кремом, а с взбитыми с сиропом сливками, а торты, как же я забыла про торты – наполеон, медовик – с детства любимые названия, только, разумеется, все это готовить нужно самой, а не покупать «отрыжку» массового кондитерского производства, уж простите за грубое слово.

Хм.. а погода на улице не так уж и плоха, как показалось из окна – вполне себе съедобная осенняя погода – вот опять я о еде, ну что поделать, очень я люблю покушать. Хотя, наверное, я поторопилась ее хвалить, какая-то серая морось вдруг началась, странно, а на небе и туч-то нет, что за ерунда – и не дождь и не снег, как будто миллиарды мелких мошек вдруг закружились вокруг меня и почти сразу пропали. Брррр.. ну прошло и ладно, не буду заморачиваться.

Вот уже выход из двора, до рынка рукой подать. Целеустремленно двигаюсь привычной дорогой. Вроде знакомый мужчина, или нет? Ой.. да это же Сергей Петрович, врач из поликлиники, где я была буквально на днях. Тот самый, который заставил меня пройти все круги ада – меня и взвешивали и замеряли сантиметром и кучу анализов взяли. Это он сказал мне в глаза, что я толстая, да что он вообще понимает, да, я люблю поесть, не отрицаю, но я НЕ ТОЛСТАЯ, а то, что вес больше нормы на тридцать килограммов, так это не я виновата и не мое питание, а генетическая предрасположенность, врожденное это у меня. Да что он вообще понимает, как он вообще посмел говорить мне, что пока я останусь такой, моя личная жизнь не изменится и вообще родить ребенка будет проблемой. НЕНАВИЖУ его, как же я его НЕНАВИЖУ. Схватить бы вот это самый кирпич, что валяется на газоне да треснуть по башке, чтобы не нес всякую чепуху больше. А что – это мысль, раз и навсегда остановить его, чтобы не портил больше жизнь никому своими запретами. Подумать только, он мне запретил есть почти все, можете поверить, ВСЕ, что я так люблю, что составляет саму основу моей жизни, разрешил только какую-то гадость, типа вареной капусты и морковки, да еще шпинат и воду без газа. Кирпич тут удачно валяется, да, и в руку так хорошо лег, как будто последние лет пять я только и делала, что носила кирпичи в руках.. Опять отвлеклась…
Подкралась поближе, почти не дышу, замахиваюсь – вдруг он оборачивается ко мне и буквально впивается глазами в мое лицо, да это и не просто глаза у него, а натуральные провалы или колодцы, и я падаю в них.. падаю, и сердце мое начинает биться так сильно и неровно, а потом вдруг затихает.. замолкает… и вот уже совсем не бьется, а сама я валюсь на тротуар, и ничего мне уже не нужно, не важно, и только одна мысль бьется в голове – я НЕ ТОЛСТАЯ…..
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОСКОЛОК ЧЕТВЕРТЫЙ. ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА.

…- Да, Лешенька, да сокровище мое, мы обязательно с ним справимся. Все будет хорошо. Не переживай. Добро всегда побеждает зло. А мы с тобой, конечно, добро. Иди в школу, а то опоздаешь.
Я нажала кнопку отбоя и положила трубку на тумбочку. Есть еще немножко времени полежать, пока Лада недовольным ворчанием не сообщит, что пора идти с ней на прогулку. Ох, как не хочется по утрам вставать! Думала, буду на пенсии, буду спать, сколько захочется. А не тут-то было. Дел оказалось столько, что порой и не успеваю все за день переделать. Еще и репетиторство не забросила. Жить-то на что-то надо. Правда, тут грех жаловаться, с помощью частных уроков, я обеспечила все свое многочисленное семейство отдельными квартирами, да и сама внакладе не осталась. Зато время общения с внуками резко сократилось, я теперь *бабушка по вызову*, но исправно выезжаю при просьбах дочерей или сына. Мысли перекинулись на звонок внука. Опять у него нелады с этим черным колдуном. Это довольно серьезная проблема для подростка, которую родители, к сожалению, не понимают. Дело в том, что он играет в компьютерные игры, и там встретил довольно сурового врага, которые преследует его буквально по пятам. Родители, когда он попытался поделиться с ними, просто отмахнулись и на всякий пожарный отлучили ребенка от компьютера на неделю, чтобы голову себе пустяками не забивал. И, само собой, когда запрет был снят, Леша оказался еще более слабым и беззащитным перед своим мучителем. Единственным человеком, который поверил в искренность беды подростка, оказалась я, бабушка. Молодежь почему-то считает, что компьютер это только их привилегия. Однако, это далеко не так. Я дружу с ним уже около двадцати лет. Сначала он для меня являлся очень удобной пишущей машинкой, а когда появился интернет, стал средством общения со всем миром. Я с удовольствием перевожу с английского и французского новинки литературы, философии и прочее, что меня заинтересует, или посоветуют коллеги. Так, однажды я оказалась на курсах по психологии, где со мной произошли настоящие чудеса. А как еще объяснить, что, просто помечтав под руководством ведущей о квартирке в Крыму с виноградной гроздью, свешивающейся на балкон, я стала хозяйкой именно такой квартиры. И виноградная гроздь свешивается на лоджию… Само собой, конечно, сфера компьютерных игр не могла остаться без моего внимания. Поэтому я знаю, о какой проблеме говорит мой внук не понаслышке, а вживую столкнувшись с зачастую творимой в компьютерных играх несправедливостью по отношению к более слабым. Когда есть желание, я захожу в игру и наблюдаю за развитием отношений между внуком и его недругом. Но последние недели у меня не было возможности навещать их, и за это время, видимо, отношения накалились до предела. Кто-то скажет, что это чушь, все эти компьютерные маги и колдуны. Но я-то сама попробовала магии с помощью обычной науки и теперь верю во всякие чудеса.
Снизу раздался тяжелый вздох. Это Лада начала проявлять признаки нетерпения. Опять разлеглась на моих тапочках, бессовестная. Своего коврика ей мало! Мысли сразу вернулись в настоящее.
Я осторожно начала спускать ноги с постели. Наступишь на нее неловко, еще прикусит зубками. Хотя, что это я на нее? Лада, несмотря на свой грозный вид – она помесь ротвейлера и московской сторожевой, действительно очень добродушное создание. Дворовые ребятишки сразу ее раскусили, и, стоит нам выйти во двор, сразу облепляют со всех сторон. Самое большое, что позволяет себе огромная собачища, это тихонько поворчать на особо рьяного почитателя, который пытается унести на память клочок шерсти вместе с кожей. Конечно, угрозам ее не верят. Понятно, что мне частенько приходится спасать псину от моментального облысения.
Кое-как нащупав тапки под мохнатым живым ковром, я поднялась и направилась в ванную, Утренние процедуры не заняли много времени.
Лада уже стояла около двери, мне осталось только одеться и пристегнуть поводок.
На прогулку я всегда надеваю удобный серый спортивный костюм, на голове только легкая шапочка. Сейчас осень, не замерзну еще. Поэтому вышли мы довольно быстро, и Лада еще не начала поскуливать, как она обычно это делает, если я не очень тороплюсь.
В голове опять закрутились мысли про *черного колдуна*, как Леша называет своего противника. Обязательно сегодня зайду к ним, посмотреть что происходит, я же обещала мальчику.
Двор встретил прохладой. Я оглянулась, поискала глазами знакомых. Так и есть. Палыч уже притулился на скамеечке. Надо будет подойти к нему, поинтересоваться, как дела у соседа. Совсем еще молодой ведь, а постоянно на сердце жалуется, да и выглядит неважно. Сдулся, как воздушный шарик, как только на пенсию вышел. Опасно нам, старикам, на пенсию выходить. Расслабляемся сразу, жить перестаем. Правда, работает он до сих пор. Но сам себя старым чувствует. Ничего, мы еще поживем, покажем им, что значит наш опыт и знания.
Ох, куда меня занесло! Кому им мы будем показывать? И что? Ладно, надо прекращать ворчать. Вон Лада уже нашла что-то интересное в кустиках, пойду посмотрю, что это там моя собачина вынюхивает.
Внезапно Лада оторвалась от своего увлекательного занятия, подняла голову и глухо заворчала в сторону высокого мужчины в белом шарфе. Тот, не обращая на нее внимания, направился к выходу со двора, где появился молодой человек с растерянными глазами…
…и тут же острая вспышка, почему то черного света ослепила меня, я только слышала, как громко застучало сердце, и ощутила множество запахов, разных, разнообразных, сильных и слабых…
… притягательно потянула от ближайших кустов… неровно пахнет от асфальтовой дорожки… откуда я знаю эти названия… запахи заполоняют весь мир… невозможно дышать… тот тип с шарфом пахнет как то особенно мерзко… я хочу зарычать… рядом такой родной, такой любимый запах… вспоминание о миске с едой… это невозможно выдержать… я сейчас сойду с ума… закройте мне нос… свет, померкнувший сначала, бьет в глаза с неожиданной силой… что это за пятна… все расплывается… какие то радуги… откуда я знаю, как это называется… а-а-а-а-а-у-а-у-а-а-а-у-у-у-у…
... пронзительный крик разрывает уши, неужели это кричу я сама? Нет, это воет Лада, и я вместе с ней… но нет, это я кричу ею… где я, кто я, кто мы… что с нами…
Темнота в глазах постепенно рассеивалась. Я смогла открыть глаза. Лавина новых впечатлений буквально истощила меня и, пошатываясь, я едва добралась до ближайшей лавочки. Присмиревшая Лада плелась рядом, чуть не уткнувшись носом мне в коленку. Стоп, а почему я продолжаю чувствовать так остро все запахи? И почему я вижу себя сзади, как если бы это я смотрела на себя снизу?
Голова закружилась, опять захотелось завыть, или я уже завыла, звук-то лезет в уши настойчиво.
Надо призвать все свое здравомыслие преподавателя английского языка.
Меня что-то ударило. Не знаю, что это было. Взрыв неведомого вещества, упал метеорит, или излучение из космоса. Но результатом стало то, что я воспринимаю все образы и чувства своей собаки. И, похоже, она мои. Да, вот образ подтверждение от нее. Откуда я знаю, что это подтверждение? Знаю и все. Хватит и этого. Зато теперь мне не надо командовать собаке сделать то или это. Она просто становится моей еще одной рукой или головой, или … Короче, неважно, чем становится, просто мы теперь одно целое. Иголочка и ниточка. Но при этом и каждая может частично действовать самостоятельно. И это уже радует. Не хотелось бы мне есть, склонившись в три погибели над собачьей миской.
Последний образ придал мне силы, и я смогла оглянуться.
Что-то изменилось во дворе. Занятая своими внутренними ощущениями я только теперь заметила, как мир вокруг тоже поменялся.
Появилось в нем что-то игрушечное, ненатуральное. Какой-то серый дымок все обволок, что ли. И деревья стали похожи на… нарисованные. И трещины на асфальте, дома в пятнах… Да, другого слова и не подберешь. Что же мне это напоминает?
Мысль забилась в поиске аналогий. Господи! Мне опять захотелось закричать. Да я же как будто оказалась внутри созданного компьютером виртуального мира!
Точно, это именно то место, где всегда начиналось мое путешествие в мир иной, в ту игру, в которую мы с Лешкой играем.
А этот человек в белом шарфе с мерзким запахом, это именно тот *черный колдун*, который мешает внуку нормально жить!
В меня словно вдохнули новые силы. Куда только подевались головная боль и слабость в ногах! Сейчас, именно сейчас, я могу расставить все точки над *и* и избавить этот мир от этого исчадия ада. Ведь теперь со мной моя верная собака, а уж она-то легко справится с этим *колдуном*. Да и в моем арсенале найдется пара-тройка искрометных заклинаний. Не зря же я учила магию!
На секунду мне показалось, что я сошла с ума, но я тут же отбросила эту мысль. Все именно так и должно быть. Я же хотела попасть в этот мир, чтобы наказать негодяя, и вот, наконец, попала.
- Лада, догоняем, - бросила я собаке на всякий случай вслух, но она поняла меня без слов.
Стойкий запах исходил от того места, где мы в последний раз видели его. Мне не надо было следить за дорогой, ноги сами несли меня по следу. Лада бежала впереди, иногда притормаживая и поджидая меня. Все-таки, хоть мы и слились мысленно, тело мое было не так послушно и быстро, как у нее.
На секунда собака замерла на месте. Я тоже ощутила, что здесь было что-то не то, что-то связанное с сильным магическим воздействием. Воздух прямо горел и искрился, земля казалась выжженной. А ведь именно тут и появился тот странный молодой человек, после которого все и началось…
Мысль мелькнула и исчезла, сейчас у нас была более важная задача. Догнать и разорвать его, пока он не ушел далеко, пока его запах не растворился среди других запахов нашего города.
Впереди замаячила смутная фигура. Запах усиливался. Как смешно, я теперь меньше полагаюсь на зрение, а больше ощущаю. Да и зрение не очень хорошо служило в этой странной полутьме, окутанной дымкой.
Мы побежали. Из горла собаки вырвалось приглушенное рычание.
- Тихо, Лада, тихо, - мысленно сказала я, и она меня послушалась. Дальше мы приближались к мужчине в полном молчании. Мне уже виделась картина, как Лада сзади набрасывается на него и разрывает клыками шею, а я в это время плету заклинание огня и отправляю огненный шарик прямо в область сердца. По белому шарфу расплываются алые пятна…
Последние шаги, уже совсем рядом. Я подготовила заклинание, в руке стало тепло. Лада напружинилась и прыгнула, я ожидала почувствовать хруст костей незнакомца и соленый вкус его крови, но…
Что это? Собака как бы наткнулась на стеклянную стену и, распластавшись, съезжала по ней вниз, зубы и когти бессильно скрежетали по твердой поверхности. А брошенный мной шарик огня скатился и растекся светящейся лужицей по асфальту.
Недоуменно взмахнув лохматой головой, Лада опять попыталась бросится на незнакомца, но тут из-за стеклянной стены (или щита?) вынырнула ярко-оранжевая струя огня и плетью перешибла собаке хребет. Острая боль разорвала мое сознание. *Это боль Лады* поняла я, и опять начала плести заклинание. *Шипы, они должны прорвать эту стену*. Заклинание отправлено в цель. Раздался звон, и по щиту прошли трещины во всех направлениях. Миг, и он рассыпался на многочисленные осколки. Собрала все силы, направляя энергию в собаку. Та, приподнялась и все-таки дотянулась до незнакомца. Клацнули клыки. *Сдавить, еще сильнее, чтобы раздался хруст...*
- Ах ты дрянь.. - донесся сдавленный выкрик.
*Прорвала все-таки заслон*,- удовлетворенно подумала я, но тут краем глаза сквозь боль, затмевающую рассудок, я опять увидела эту блестящую нить, теперь она тянулась ко мне…
- Нет, не смей, мне надо защитить от тебя внука, ты должен уме… - слова потухли на моем языке раньше, чем успели сорваться…
Тьма… вспышка, и опять тьма…
*Лешенька, прости, не смогла…*
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОСКОЛОК ПЯТЫЙ. МЕТРОСЕКСУАЛ.

- Аайяй! – Этот звук, накрывший на несколько секунд небольшое помещение салона красоты, может быть и более высокого диапазона, чем следовало б для мужчины, принадлежал мне. В смысле, это я его издал. – Вы смотрите вообще, куда эту штуку суете?! – Я был очень возмущен. Миловидная девушка с помощью кусачек, очень напоминающих инструмент для пыток, пыталась обработать мои ногти. Ощущение не из приятных. Нет, я согласен – красота требует жертв, но не таких же. Да она мне вместе с кутикулой чуть полпальца не обрезала.
- Извините, пожалуйста. – Мастер по маникюру, видимо, начинающая, подняла со стола выпавшие из рук щипчики. – Вы уж потерпите. Совсем немного осталось. Это последний ноготь.
– У вас не салон красоты – ад какой-то, а маникюр – его круги. - Я дул на палец, энергично махая кистью возле губ, но это не особо помогало. - Давайте скорее. Мне еще в инквизиторскую – на эпиляцию.
Девочки, что за соседними столиками обслуживали других клиентов, похихикивали, украдкой поглядывая на нас. Будь их воля, думаю, они бы всех разогнали, купили поп-корн с коллой и, устроившись поудобнее на диванчике, с интересом ждали бы развязки.
Мне свою, что так неумело, но все же старательно пыталась обработать мои ногти, даже было немного жалко. При каждом моем нервном вздохе она останавливалась, поднимала на меня свои большие темные глаза, в которых барахталась беспомощность, и часто-часто, хлопала длинными черными ресницами.
- Ну, не тяните уже. Убирайте эту ерунду с моего пальца. А то я, чувствую, уже никуда не успею. - Не то, чтобы я сильно торопился. До встречи с Аленой было еще больше двух часов, но мне не улыбалось все это время провести здесь.
Минут через двадцать она, наконец, сделала это. Я критически осмотрел результат. Да – мои мучения были не напрасны. Все идеально. Небольшое покраснение скоро пройдет, но уже сейчас, идеальной формы, отполированные, под прозрачным лаком мои ногти смотрятся просто превосходно.
- Спасибо. – Я постарался сказать это без особой благодарности, но и не так, чтоб уж совсем обидеть – старалась ведь. Не вставая с кресла, я облегчил свое портмоне на пятьсот рублей.
Короткий взгляд в зеркало сообщил, что вчерашняя работа парикмахерши под моей сегодняшней редакцией, смотрится очень даже неплохо. Аккуратная укладка обрамляет лицо, а черные волосы подчеркивают легкий загар – деньги на солярий потрачены не зря. Темно-синяя рубашка, сшитая на заказ, плотно облегает фигуру, ставшую за шесть месяцев изнурительных занятий в фитнес-клубе значительно изящнее и привлекательнее. Серый костюм с отливом и туфли с немного удлиненными носами на один тон темнее, подчеркивают гармонию моего гардероба и логически завершают эту идиллию вкуса. Отражение в зеркале подмигнуло мне. Позолоченный набалдашник черной блестящей трости, прислоненной к креслу, удобно лег в ладонь. Я встал и, опираясь на трость, прошествовал к выходу.
На улице я жадно набрал полную грудь воздуха и с усилием выдохнул. Вместе с воздухом из меня вышли остатки раздражения и легкого негодования от посещения салона. Мир снова залился красками. Вокруг запела природа. Этот прекрасный день станет лучшим в моей жизни и ни одна маникюрша в мире не сможет этому помешать. Изящным движением руки я освободил позолоченные часы из-под манжета рубашки. Циферблат оповестил, что до встречи еще чуть больше часа. Спрятав часы обратно, проследил, чтоб манжета выступала из-под рукава пиджака не более, чем на два сантиметра. Нижняя пуговица пиджака расстегнута. Отражения в носках туфлей улыбнулись.
До нужного дома минут десять пешком. Я решил прогуляться, не заморачиваясь на такси. Главное не завернуть в какой-нибудь бутик, иначе я, как минимум опоздаю, как максимум – встреча сорвется. А это мне совсем ни к чему. Лучше пойду дворами.
Я аккуратно достал из нагрудного кармана пиджака темные очки. Надел их и нацелился к арке напротив. Но трость, двинувшаяся вперед первой, замерла в воздухе. Я опустил ее обратно и снял очки. Снова надел, огляделся по сторонам. Снова снял. Такое ощущение, что при выходе из салона этот двор выглядел несколько ярче. Когда я первый раз надел очки вокруг все потускнело. Но не так, как это бывает обычно – значительно больше, сильнее. Стало как-то безнадежно мрачно. Со снятыми очками краски не спешили возвращаться на места. С вновь надетыми очками мир казался еще более грустным и невзрачным.
Я взглянул наверх - ни одной тучки, но небо… Его будто шутник-маляр перекрасил в какой-то невообразимый цвет, которым балуются художники-революционеры. Сиреневый переливался с фиолетовым, местами сливаясь в темные пятна и расходясь в просветы, оставляя ощущение нереальности. Я зажмурил глаза, потер пальцами у основания, снова открыл – что-то изменилось. Нет, небо осталось прежним – теперь что-то не так было с людьми. Они будто бы приобрели легкую призрачность. Стали полу-прозрачными, как и небо, получив неестественный окрас.
- Что за чертовщина? – Это, похоже, вырвалось вслух.
От удивления нога перестала ныть. А доктор говорил, что постоянная боль при ходьбе всегда будет напоминать о травме. Ошибался эскулап. Вот и сменили шило на мыло. Нога не болит, зато глаза повредил.
Я зашел обратно в салон. Там с красками тоже была беда. Зеленые стены холла – точно помню – стали серо-синими с какой-то плесенью по углам. Захотелось чем-нибудь выжечь ее отсюда. Я постоял внутри, пожмурился, сильно закрывая и резко открывая глаза – ничего не менялось. Надо идти к доктору. Я посмотрел на часы. Руку обволакивала бордовая дымка. Циферблат приобрел цвет красного золота, секундная стрелка подозрительно не спешила отсчитывать деления. Однако, время шло – до встречи оставалось сорок пять минут. Оказывается, бордовым накрыло не только руку. Красивый бархат затягивал все тело. Я поправил лацкан, вышел из подъезда. Хотелось бежать домой и, думаю, получилось бы, даже не смотря на травму ноги – с ней-то как раз сейчас все было в порядке. Трость можно было выбросить за ненадобностью, но было жалко – она придавала шарм и красиво оттеняла серый цвет костюма. Здравый ум кипел, пытаясь найти оправдание столь внезапным и кардинальным переменам окружающего мира и моего внутреннего я. Остановился пока на временном помутнении и необходимости в ближайшее время показаться окулисту, а возможно и психотерапевту. И все же встречу отменить было нельзя. Я двинулся к арке.
Трость красиво ударяла в землю, выбивая облачки пыли, каблуки туфлей приятно впечатывались в поверхность, оставляя следы с именем создателя. Люди вокруг смотрели на меня с удивлением, некоторые с неприязнью, а иные и с трепетом – в основном девушки, подвластные моему обаянию. На первые две категории я давно не обращал внимание, а последним – загадочно улыбался. Легкий туман, как утром на неоживленной трассе, окутывал все вокруг. Некоторые из проплывающих мимо людей были обтянуты, как и я темно-бордовой, а другие – светло-синей дымкой. Интересное сочетание цветов, однако, даже сквозь эту завесу чувства безвкусия у некоторых просачивалось с невероятной силой. Жалкие отрепья, которыми они прикрывали свои тела, хотелось сжечь, как ту плесень в подъезде.
Но встречались и такие, кто не был затянут абсолютно ни во что. Просто люди, которые либо спешили на работу, либо возвращались с ночной смены, либо еще зачем-то куда-то шли. Их тоже окутывал туман, но, то ли они не видели его, то ли не обращали на него внимания. Двигались себе по заданной заранее мозгом траектории в ожидании от этого какого-то результата. Хоть какого-то – не важно, положительного или отрицательного. К таким у меня не было никаких чувств. Разве что – отобрать последнюю надежду, оставшееся стремление, вынуть любое желание им абсолютно не нужное. Это и не люди были. Так – машины для создания атмосферы вокруг.
Я прошел под аркой и вышел наружу. И тут меня будто молнией поразило. Да, именно «поразило» - другого слова не подобрать. Я остановился как вкопанный, трость снова замерла в полудвижении, встав параллельно асфальту. Я не видел ничего вокруг, кроме невысокого пухлого, коротко стриженного под стандартный «полубокс» мужчины в темном невзрачном пальто впереди себя. Точнее я даже не его видел, мой взгляд вцепился в белоснежный пушистый шарф, которым была обернута его короткая, почти отсутствующая шея. Широкий, длинный, явно ручной работы – он был просто великолепен. Им можно было обернуться полностью, зарыться в его мягкую шерсть, спрятаться в нем от природного ненастья и жизненных невзгод. Он способен убаюкать и приласкать. Этот волшебный, неподражаемый, единственный на весь мир шарф, которым не достоин владеть никто кроме меня, был натянут на этого коротышку, посмевшего отвернуться от законного владельца это произведения искусства.
Я двинулся вперед, постепенно ускоряясь, одновременно, расстегивая пуговицы на пиджаке и покрепче перехватывая трость обеими руками. Такой уверенности в несправедливости этого мира я не испытывал еще никогда. От ярости руки налились силой, ноги перебирали по земле с такой скоростью, что сейчас я, пожалуй, мог обогнать поезд на всем ходу. Расстояние между мной и этим гномом сокращалось с каждой секундой. Я уже представлял сокрушительный удар набалдашником по голове, выпад острым концом трости в живот, удар локтем свободной руки по согнутой спине и мощные пинки острыми носками туфель в лицо, грудь, живот, пах. Главное шарф не задеть и снять до того, как он упадет.
Трость, со свистом рассекая воздух, помчалась к темечку коротышки. Треск ломающегося дерева разрушил тишину, воцарившуюся вокруг. Набалдашник остановился в нескольких миллиметрах от головы мужчины и тут же отскочил обратно уже не связанный ничем с тростью. Мои руки по инерции продолжали спускаться вниз, выписывая скрип сломанным концом трости по невидимой преграде, которая отделяла меня от пузана. Такого я никак не ожидал. Инерция понесла меня вперед. Я уткнулся головой в то, обо что сломалась моя трость. Резкий удар коленом в лицо опрокинул меня на асфальт. На губах нарастала опухоль из которой посочилась соленая теплая струйка. Я перевернулся вбок, уходя от удара ногой – старый изношенный сапог прошел мимо, не запачкав мой костюм. Резко вспрыгнув на ноги – не ожидал от себя такой прыти – я понес кулак правой руки в челюсть гоблину. Костяшки врезались во что-то ужасно твердое, похожее на стекло и две, а то и три из них, вылетели – собирать придется долго. Взвыв от боли, я туда же понес левую руку, но та даже на преграду наткнуться не успела – меня свалил встречный удар ногой в грудь. Он был такой мощи, что меня откинуло на несколько метров назад. Я лежал, отплевываясь от крови, походу ощупывая языком десны, где раньше было на 3 зуба больше. «Таки замарал костюм» - пронеслось в мыслях.
- Мой шарф. – Сорвалось протяжно и очень жалобно с губ.
Тьма окутала все вокруг. Она была одного тона - без вкраплений и оттенков - просто тьма. Тишина была ее спутником. Долгая, вечная тишина во тьме.
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОСКОЛОК ШЕСТОЙ. ЛЮДМИЛА.

В жизни очертаний неясных
Мы умирать первыми выбраны.
оттенков серого, красного
раскрашены души болеющие..
сами себя не любящие
сами себе разумеющие,
летим до финала ясного,
Светлого, жестко-прекрасного
Может, единственно верного..



Что-то летало над головой, подвывало противным голосом - не разобрать. И эта неясность заставляла чуть вздрагивать от каждого повышения ноты.
Летающее надо мной было нематериальным, нечто вроде навязчивой фантазии, преследующей каждый раз, когда начинаешь нервничать. Я подходила к огромному зеркалу, с любопытством заглядывая, спеша увидеть отражение, но вместо привычной худощавой женщины средних лет на меня смотрел мужчина. Мое отражение!.. Зеркальное отражение.. Резкий звук бьющихся бокалов поразил просторную залу. Я только тогда заметила, что в унисон моей дрожи, в движении, находится и зеркало, по которому расходились тонкой паутинкой трещины, набирая с громкостью воя над головой силу и толщину, полосуя мое отражение.
Высшая нота. Страшная нота. Все вокруг стало в один миг бесцветным, неживым, словно все забыло, как надо дышать. Кто-то украл все краски, все тона, и вместе с ними тянул в тот миг из меня последние силы..
Отражение начало меняться, кадрами, словно старое кино. Остановилось лишь на миг.. Я с опаской посмотрела на новое изображение и с облегчением выдохнула, - Димка. Маленький мальчик пяти лет стоял прямо передо мной привычный и любимый, только ограниченный зачем то бронзовой тяжелой рамой. Димка стоял и улыбался, но вдруг резко обернулся - сзади него уже стоял высокий незнакомый мужчина, зло осматривавший ребенка. Буквально на пару секунд все затихло. И тишину разбил крик, крик сына, падающего на колени перед незнакомцем. Сына, корчившегося от боли, затихающего с каждым мгновением. Нет! Нет...
Резко закололо сердце. Боль, пронизывающая насквозь, морально и физически поражающая всю душу, разбивая каждую ранее живую клетку на равные части, не способные объединиться обратно. Когда боль чуть отпустила, я увидела только пустую раму -незрячее, истекающее кровью, око, лишенное силы, лишенное дара видеть.



***
Ночью мне не спалось, Димка опять кричал во сне. Раньше каждый раз бежала в детскую - боялась, что произошло что, воры влезли или пожар начался. Потом, правда, перестала, просыпается - все равно не помнит: что снилось? почему кричал?
Светлану спросила, она все-таки детский психотерапевт, говорит, такое бывает, когда ребенок растет без отца. Андрей иногда приезжал раньше, теперь совсем забросил, девчонки видели его с новой пассией, наверняка длинноногой и с белоснежными кудрями. Хотя вряд ли сына интересуют блондинистые куклы его великовозрастного папаши.. Это скорее мой ночной кошмар, а не Димки.
В очередной раз я проснулась, по привычке сразу глядя на тонкую щелочку меж штор, определяя который час. Темно. Даже как-то неестественно темно. Хотя осенние ночи после лета всегда кажутся слишком черными, мутными, запыленные серыми дождевыми тучами.
Отчего проснулась? За окном старой квартиры на первом этаже, казалось, только что было какое-то движение, даже крики.. Нет.. ерунда.. отголоски дурного сна.
Часа четыре утра. Димка давно затих и уже тихонько сопел в своей комнате. Стало еще и тихо, стишком тихо, ненормально. Такая тишина.. - громкая, она вибрирует, звенит в ушах, которые начинают быстро болеть от напряжения, от желания услышать хоть что-то.
Первым, что попалось под руку был ежедневный незаменимый атрибут гардероба и жизни - очки в широкой уродливой оправе. Да.. Конечно, я наслушалась критики подруг с работы. Каждая такая знакомая - это такая псевдо-городская фифочка, сыплющая ремарками по любому поводу. Все они неизменно счастливы и красивы, о чем не забывают напоминать менее удачливым, в том числе и мне, ежесекундно. Так же с жалостливым видом они дают добрые советы по поводу моего внешнего вида, цвета волос, макияжа, модности единственной (зато добротно сшитой!) юбки и разноцветных блузок. Впрочем, это все не так важно, зато у сына был новехонький компьютер и пару сотен дисков.
Очки не прояснили ничего, гул в ушах нарастал, порождая отвратительное чувство необъяснимой тревоги, а стекла перед глазами перемешивали и до того неясные очертания полусонной комнаты.
Оно не спит. То, что пугает, наверное, Димку по ночам. Оно не спало, оно бродило по моим нервам, тонким лезвием проводя по оконному стеклу, вырисовывая страшное уродливое лицо, перекошенное, иссеченное ветками тополей.
- Тьфу, чушь какая, - резко встала я, мотая головой и подходя к зеркалу, невольно прокручивая ночной кошмар. Нет, все было нормальным, даже при выключенном свете - комната была полна красок рассвета, огней магистрали за окном, бликов от вывески супермаркета в доме напротив.
И в отражении была женщина, невысокого роста, с некогда прекрасной фигурой и обычными.. Нет, глаза были не такими как всегда, не серые и не грязные, а ясные и блестящие.. Живые
- Удачно упал свет, - решила я. Но не в свете было дело, казалось, что-то крепкое, давно забытое и потерянное, вернулось, стержень встал на свое место, помогая держать равновесие. Мгновение, и я чувствовала, что непобедима, имела свою цель, свою задачу, гнев, ярость, честь, мир!!..
- Невидима и свободна, - саркастически усмехнулась я своему отражению, решив, что пора брать выходной. Какая честь.. какой бой.. Надо с Димой в парк сходить и на книжный рынок съездить.. Там, наверняка, завезли все необходимое для его развлечений.. Диски всякие.. Игрушки.. Рад будет, все таки .. все таки ребенок еще.

- Господи, Дима! - пробурчала я, поправляя перекошенный воротничок сыну, - мы такими темпами опоздаем, опять Зоя Федоровна будет ругаться! Кушай скорее.
Все таки пора переходить на нормальный режим и попить чего нибудь от нервов.. И снотворное заодно что ли купить.. Мало того спать плохо, так еще и снится бог знает что.
Внимательно осмотрев уплетающего десерт сына, я немного успокоилась, - выглядел он вполне живым и здоровым, ни одной царапинки.
Любая мать переживает за свою кровиночку, - решила я, - и хватит распускать нюни, тоже мне.. неврастеничка.

Воздух был душным, густо насыщенным осенним запахом увядшего лета. Димка то и дело бегал за кленовыми листочками,- дарил маме букет. Вручив очередную грязную, но несравнимо ценную веточку, Димка уже развернулся в желании продолжить поиски.
- Дмитрий! Я сейчас начну сердиться, - чуть было вскрикнула я, но мальчик уже жался ко мне, как показалось - в испуге,
- Что случилось, солнышко?
Сын не отвечал и схватил мою руку. Невиданное дело, он же сам против прогулок с мамой за ручку, взрослый, а тут..
Встревоженно прижав сына к себе, я огляделась по сторонам- никого и ничего не было, тихонько шуршали падающие листья, где-то вдалеке гремела магистраль, разговаривали люди. Но все звуки были.. притушенными, как будто у нас заложило уши, а дальше - словно вообще все выключилось, замерло..
- Мама.. - тихонько прошептал Дима, выводя меня из ступора. Я только что заметила, что подобно всему - замерла, пытаясь.. что то услышать. Перед глазами почему то мелькали кадры ночного кошмара, я начала задыхаться. Что то происходит! Что то не так!
- Тише, Дим.. все нормально, - закашлялась я, скрывая свой страх.
- Мам... душно... душно...
- Тише, пойдем отсюда скорее, - потянула я за руку и, ускорив шаг, направила вперед. Необходимо было скорее дойти до людного места. Все! Больше никогда не пойдем этой дорогой. Никогда!
- Мам, кому-то плохо... да? - протянул Димка, неопределенно смотря на меня.
- Кому плохо? С чего ты взял?
- Не знаю, - вздохнул ребенок.
Господи, и так все через набекрень, фантазий его мне не хватает до полной радости. Успокаивая себя я деланно-сердитым тоном:
- Нечего придумывать глупости! Все, все! Детский сад. В сад. Беги, мы уже пришли. Сейчас из-за твоего поведения еще получим от воспитательницы.
Зоя Федоровна, женщина - танк, монументальная дама-воспитатель, материализовалась прямо перед нами.
- Зайнуловы? Опаздываем почему, а?
- Зоя Федоровна, я убегаю, мне еще документы из дома забрать и на работу. Димку не ругайте сильно, - последнюю фразу я ей уже шепнула, на что воспитательница деловито кивнула и, взяв за ладошку Димку, повела к другим детям старшей группы.

От ясного утра не осталось и следа, светлое небо затянулось унылыми тяжелыми облаками. Осмотрев еще просыпающуюся квартиру, я схватила архивные документы и, накинув легкое пальто, вышла на улицу. Тучи замерли на небе, решая - поливать едущих на работу людей или отпустить сухими. Пара неуверенных капель упали на макушку, - холодные, совсем уже осенние. Но на этом погода, видимо, успокоилась, удовлетворившись этими плевками.
- Спасибо, - улыбнулась я пробивающемуся сквозь серое небо солнечному лучику.
- А у Вас какие планы на сегодняшний вечер? - тяжелый мужской голос прозвучал прямо за спиной. Я не обернулась, - смысл? - опять "кадрят" на остановке студенток, - Девушка, красавица, ну что же Вы меня игнорируете?
Я почувствовала, как большая крепкая ладонь мягко легла на талию, а горячее дыхание было направлено прямо на мою недавно оплеванную тучками макушку.
- Господи, бывают же безумцы. Или слепцы.. Или девушки закончились? - подумала я, осторожно посмотрев по сторонам, справа стояла девица лет двадцати, нервно прикуривающая и с завистью смотрящая в мою сторону. Решив, что с другой стороны - конкурентка молодой красавицы, я повернула голову и замерла в удивлении. Слева красавиц не было, только на лавочке похрапывал местный бомж Василий, снова изгнанный побитой женой из дому. Неожиданная мысль меня даже рассмешила, - с чего это ей мне то завидовать? В этот момент, сумасшедший прижал меня к себе и что-то зашептал на ухо.
- Чтоб у тебя голова разболелась, - зло подумала я, коря себя за промедление, принятое слабоумным как поощрение.
- М-м-мать твою, - сзади прошипел голос, а руки резко отпустили меня. Я обернулась и поняла, чем был вызван завистливый взгляд студентки. Может мужчина был и слабоумным, но выглядел просто сногсшибательно. Темное, явно сшитое на заказ, пальто идеально лежало по фигуре, которая, следует отметить, была достойна восхищения. Эдакая звезда модельного бизнеса. Правда, немного портило картину искаженное болью лицо, закрытое руками.
- Что с Вами? - шепотом спросила я. В этот момент, на счастье, пришла тридцать девятая маршрутка. Я поспешно зашла в салон, и, сунув купюру седому водителю, села на свободное сиденье. Бред какой-то.. Глупое совпадение..
Неожиданный металлический лязг на дороге заставил меня оторваться от мыслей. Водитель замер с моей купюрой и, как говорят в дешевых женских романах - "раздевал меня взглядом". Капот "Газели" напоминавший гармошку упирался в заднюю часть грузовика.
- О.. девушка.. Вы просто.. - только и донеслось до моих ушей, когда я уже бежала от искалеченной маршрутки, одновременно набирая номер детского сада Димки.

- Детский Сад 57?
- Хэллоу, - пафосно протянул женский голос, - да, это мы, мы - Детское Муниципальное Учереждение, основанное, надо сказать более пятидесяти лет..
- Неважно, - рявкнула в трубку я, - воспитатель старшей группы мне нужен..
- Они ушли на прогулку, - возразил голос.
- А вы случайно не знаете, Дмитрий Зайнулов.. Был там?
- Димочка? Конечно, мальчик ушел со всеми.. А что?..
- Спасибо, - облегченно вздохнув, я сбросила разговор. Слава богу, Димка в порядке. Все нормально, просто сегодня .. сегодня.. какой там сегодня день недели? Вобщем, сегодня тяжелый, явно тяжелый день для всех..

Дверь архива, тяжелая и деревянная, показалась необыкновенно легкой, - я просто так спешила на свое старое, скучное, заброшенное новостями место работы, где точно все по-прежнему.. Слава богу..
Бесконечные стеллажи петляли по помещению, гирлянды из паутины "радовали глаз", спускаясь от потолка до верхних полок с книжными томами.
- А Зинаида что?
- С мужем развелась, вот что! - оживленно жестикулировала грузная женщина, подпрыгивая на месте от волнения.
- О-о-о.. Правильно, правильно - втягивая щеки, медленным, "учительским" тоном протянула длинная худая дама.
- Что правильно то? Влюбилась она, тьфу - плюнула на полосатый коврик самая молоденькая, нескладная, ярко накрашенная девчушка, - Честная женщина никада..
- Ни-ког-да, - чинно поправила длинная дама, - правильно говорить "Никогда", а не "никада"..
- Лиз, да брось ты, не о том речь! У нее мужик, грят, новый, грят, высокий такой.. богаа-атыыый! - одна половина женского коллектива начала выливать тонны подслушанной информации.
- Да ладно? Быть не может, - заспорила вторая половина.
Только бы пройти незаметно, а то сейчас опять начнется.. Что.. Да как..
- Люда?! - замерли все так неожиданно, что мое имя эхо пронеслось по архиву. Тишина продлилась лишь пару мгновений и посыпались вопросы.
- Ты пластику сделала? Людка?! - грубо пихнула меня толстушка, Агрофена Игнатьевна, прищуриваясь, трогая то мои руки, то лицо.
- Эт откуда, интересно, у честной женщины такие деньжищи??..
- Если бы еще это помогло.. - фыркнула Ольга, натягивая на худощавую фигурку коротенькую кофточку.
Курицы.. что ж сегодня за день, лишь бы прекратилось, - с этой мыслью я храбро посмотрела им в глаза. Каждая из вредных теток замерли на полу слове, лица их смягчились:
- Людочка.. Да ты же красавица!! А волосы какие..
- Знаешь.. я всегда знала, что ты прекрасный человек.. Может будем лучшими подругами? - подмигнула Агрофена Игнатьевна.
- А я.. а я, - запищала Ольга, - я тебе завтра платье принесу! Самое красивое, себе шила, но мне оно не пойдет, а вот тебе! Прекрасно будет! Ох какая же ты у нас хорошая, как мы тебя любим.. Как мы..

За спиной хлопнула брошенная мною дверь, из-за которой все еще звучало кудахтанье спятивших сотрудниц. Узкая московская улица вела меня вперед, а я только надеялась, что все это череда розыгрышей, на улице ведь апре.. э.. нет.. осень.. а жаль, все ведь так сходилось. В любом случае, ерунда.. чистой воды помешательство..
Улица стала чуть шире, ветер - горячее ударял пряным порывом по губам, оставляя странный привкус городской суеты.
- Красавица, тебя не подвезти? - интересовались сразу несколько мужских голосов из дорогих иномарок, проезжающих мимо. Я даже не стала смотреть на них - перед глазами снова стояло злое незнакомое лицо, - лицо ночного кошмара.
- Эй! Я первым спросил, езжай куда хотел!
- Может выйдем а? А? Разберемся!
- Хамло, ты девушку уже напугал. Девушка, подсаживайтесь, здесь, в глуши, может быть небезопасно!
- Ужин в Париже?
- Будьте моей женой! Вы совершенство!..


***
Я устало села за одноместный угловой столик в кофейне. Хорошее местечко, в самом закутке, из которого мне оказался виден и весь зал с посетителями, и вид из окна, а меня вот, к счастью, видно не было. Шикарный столик!..
- Что нибудь закажете? Специально для Вас у нас прекрасный кофе по французско-итальянскому рецепту, - молоденький официант на одном дыхании выпаливал заученный текст и, единожды глянув на клиентку, восторженно добавил - а лично для Вас еще и любые скидки.
- Давайте, только быстрее.
- И десерт в подарок от заведения!
- И десерт, и десерт, - пробубнила я, опуская почему-то глаза.
- Один момент!
Удостоверившись, что назойливый парнишка уже упорхнул, я решила расслабиться. Набрала номер детского сада - занято. Черт, как не вовремя... Хотя наверняка просто нянечка болтает по телефону, и все нормально. Нарочито аккуратно и спокойно я отложила сотовый на край столешницы и принялась нервно стучать пальцами.
- Так, хватит, решила успокаиваться - значит успокаиваюсь, - решила я и принялась внимательно вглядываться в свое отражение в зеркальной стене. Все будто было обыкновенным, но, одновременно, и не таким, как всегда.
Волосы лежали причудливыми локонами, кокетливо падали на высокий лоб. Ненакрашенное лицо будто и не требовалось никогда в косметике, - настолько были сегодня выразительны миндалевидные глаза, бледная, нет, - прозрачно-фарфоровая, кожа была свежей, излучавшей молодость, красоту, изящество. Я невольно залюбовалась собой, и, пожалуй, так бы и продолжала изучать себя в зеркале, если бы входная дверь кофейни не распахнулась.
Вошел Он. Когда смотришь на такого.. не хочется разбирать внешность на детали, хочется все, сразу, в именно этом комплекте, именно этой постановке.
От бара хрипло запел голос Патрисии Каас, -

But if you stay I'll make you a day
Like no day has been or will be again

Если ты уйдешь.. Если ты уйдешь..
- Ваш заказ, - с надеждой произнес официант, но, не дождавшись ответа, ушел, разочарованно поникнув головой. Возможно заметь я это горе в глазах парнишки, - я бы пожалела. Но все мое внимание было только к зашедшему незнакомцу. Как там сегодня говорили? Я - совершенство.
Уверенно встав и откинув локоны назад, я сняла пальто, оставшись в юбке и тонкой невесомой блузке, как оказалось, прекрасно подчеркивающей высокий бюст и тонкую талию. Шагом блудной кошки, которая вновь выходит на охоту, после нескольких мгновений прилежного отдыха на коленях хозяев.. Кошка, которая всегда будет делать то и так, как ей хочется..
- Что ты творишь, Людмила, у тебя же сын, - робкий, забитый фантазиями, голос разума шептал так тихо, что был едва ли услышан. Меня тянуло к этому человеку, человеку, от которого так и благоухало отрицательностью. Идеальному в своей неидельальности, притягательному, сексуальному во всем, вплоть до скинутого на стул пиджака, до закинутой ноги на ногу. Всего от начала до конца...
- Вы сегодня устали? - произнесла я помимо своей воли.
Мужчина поднял голову и удивленно уставился на меня, я уже присела и, обаятельно улыбаясь, не сводила с него глаз. Такой долгий, протяжный зрительный контакт. Он выглядел действительно уставшим, если не сказать - измученным, весь такой, волнительно, нет, тревожно знакомый. Его рука коснулась моей, и я понимала, что теряю контроль, утопая в его взгляде. От его пальцев к моим прошел сильный электрический разряд, и в этот момент над нами разбилась лампочка и все померкло, померкли цвета, выключилось солнце за окном кафе. Осколки разбитой лампочки медленно посыпались на столешницу. Падали, чуть отскакивая и отражая его глаза, которые уже налились кровью:
- Суккубка!..

Я моргнула. В момент пока мои глаза были закрыты, я вновь увидела.. отрывки своего ночного кошмара, осколки зеркала, тонущие, падающие сквозь пол, будто и нет подо мной опоры. То, нематериальное, летало надо моей головой, шипело странное, незнакомое слово "Суккубка".. Оно, бледное, отталкивающее, злое..
Только крылья отбрасывали невидимые черные тени, сужая, обрезая воздух, пригодный для дыхания.. Для моего дыхания. Я чувствовала, что в этом сером аду мне скоро нечем будет дышать..
Падали. Падали осколки, падала я. Пытаясь схватится за что-нибудь, удержаться. В последнем осколке было лицо.. родное милое.. любимое лицо.. Димка.. Димочка.. Сыночек, прости..
Я открыла глаза и увидела искаженное яростью лицо того, к кому меня только что тянуло.. Снова лицо, на этот раз - Димка.. почему? Что он делает в моем кошмаре? Неправильно.. Нет.. Надо его защитить! Убить, растерзать этот ужас, этот кошмар.
- Прочь, прочь! - кричала я, пытаясь отмахнутся от чего то, - Димка! Беги!!!
Убить! А если посадят, что будет с сыном? Хотя это же всего лишь сон, значит о каком аресте может быть речь!.. Убить..
Я невольно задумалась, как можно сделать незнакомцу больно, как заставить его страдать, в этот момент, не теряя времени, бросилась к незнакомцу, с криком впиваясь ногтями в его лицо. Незнакомец прикрыл руками глаза, оттолкнув меня на добрую пару метров. Голова закружилась, но вместе с тем окружающие предметы приняли четкие очертания и цвета.
Краем глаза я отметила печальную стрелку на колготках, а, подняв голову, увидела гадко похотливо улыбающихся четырех мужиков, сутенерской внешности, чинно воссидающих за центральным столиком. Конечно, стоящая на коленках, взлохмоченная с бешеным взглядом, я производила неизгладимое впечатление.
Сделать больно! Спугнуть кошмар, изгнать из своей головы, изгнать, выбраться самой.. Димка.. Димка кричит в спальне!!.. Надо проснуться!!.. - Я чувствовала, что меня вновь засасывает в мое сновидение, становится душно и тесно. Ухватившись за край столика, я приподнялась и обратилась к, как оказалось, богато и красиво одетым мужчинам нарочито сладким голосом:
- Мальчики..
- Не заплатил, сколько обещал? - хмыгнул самый полный, отпив из высокой кружки пива.
- Вань, да и хрен бы с ней! Ну сколько объяснять этим цыпам, что в этом районе - если работаешь - работаешь только на нас?
- Заткнись, Колянчик, не видишь, девочке помощь нужна? - Иван обвел меня взглядом, как вещь в магазине, со знанием дела, оценивающе, - Отойди-ка, киса, сейчас разберемся..
Мужики встали, сами себе все надумав - я и не успела что либо начать врать.. Интересно, за кого это они меня приняли? Я вздохнула, резко кольнуло сердце, и обернулась. Все четверо полу-лежали за столиком, и, если бы не остекленевшие взгляды, их можно было принять за перебравших гостей ресторанчика.
Поморщилась, на лицо откуда то вновь падали мелкие осколки, а горло будто сжимала крепкая рука, с каждым мгновением высасывающая реальность и сознание.
Меж пальцев Кошмара появлялись из душного воздуха тонкие сиреневые нити, каждая как разряд, каждая как молния, и они вились вокруг, собирались в ленты, красивые блестящие.. Смертоносные, в этом не было сомнения, смертоносные..
Я хотела было снова добраться до него, сделать больно, убить, убить!.. Но сил уже не было и я упала на колени, злые слезы брызнули из моих глаз. Будто я знала, что должна была делать! Будто знала, но не смогла..
Шелковые ленты стеганули меня по груди.. Странно.. Не было боли. Не было страшно.. Крутился в голове мотив песни - Если ты уйдешь.. Если ты уйдешь.. Димка.. Книжный рынок.. Игрушки.

Ненастоящий воздух уже ласкал обожженные волосы и лицо, притушенно-зеленая трава щекотала босые ноги.. единственное, что тревожило - больно было правой ладони. Развернув ее, я увидела небольшой осколок зеркала из кофейни.. То, что я успела схватить перед падением... Откуда то донесся крик сына, нет.. это не откуда то. Это изнутри. Это внутри меня. С Димкой все.. все будет хорошо.
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОСКОЛОК СЕДЬМОЙ. ПАЛЫЧ.

Старый я стал. Старенький…
Спустился я, значит, по лестнице с третьего этажа, крутанул пару раз руками до хруста и все – сердце кольнуло.
Ни хрена себе, думаю, пробежался!
На скамеечку присел, сам к себе прислушиваюсь. Непривычно мне такое, да. Но, видать, срок пришел. А что ж тут, дело житейское. Стукнуло-то вон весной. Ой как стукнуло. Все оно как-то так само собой текло-перетекало. Дети, внуки. А потом хлоп! И уже шестьдесят годков приплыло. Уже все кругом сплошь молодые да уверенные. А нам старикам что? Нам бы дожить нормально.
Прибедняюсь, конечно. Шестьдесят не шестьдесят, а ведь до сих пор работаю. И не кем-нибудь, а инструктором по рукопашному бою. Оценили на старости лет, нечего сказать. И платят столько, что пенсия смехотворной кажется. Та самая, которую я своим военно-офицерским горбом еще при совке двадцать лет выслуживал по горячим точкам. И где только нашего брата не мотало, в какие только задницы не засылали. Интернациональный долг, итить его мать, выполнять. Братским народам в помощь, буржуям в устрашение.
И горько, и больно вспоминать. Сколько ребят легло хороших. А те, что остались, те спиваются по-тихому. Или уже спились. На встречи вон все меньше и меньше народу собирается. Вымираем, конечно. Оно-то с одной стороны и понятно. Годы. А с другой стороны… Глянул на днях по телевизору программу английскую про Великую Отечественную. Там и у немцев-участников интервью брали. Благообразные такие дедушки. Свеженькие, бодренькие. И выглядят моложе меня, хотя еще тогда воевали! А у нас… Эх. Что тут говорить.
Сердце… Оно, вроде, отпустило. Может, и не сердце было вовсе. Так. Кольнуло что-то, а я уже и испугался, как баба старая. Только холодно что-то, зябко как-то. Аж зубами лязгать хочется. Что-то я расклеился. Может, грипп?
Встаю я, стало быть с лавочки, и думаю, пробежаться хоть немного или домой заворачивать да от греха подальше. И тут вижу… вижу мужики такое, что все во мне обрывается и замирает.
Гасан! Ну точно Гасан, мразь чернобровая!
Сажусь я снова, потому что колени совсем уж ватные делаются.
Гасан это, я вам скажу, целая история…
Гасан – это восемьдесят второй и тот самый проклятый бензовоз в Саланге. Это почти две сотни трупов в тоннеле, который превратился в жаровню, в сущий ад.
Историю тогда эту всю замяли. Вроде как бензовоз сам жахнул. Ну или по неосторожности какой-то там. Но спецура тогда след быстро взяла. На Гасана вышли через двое суток. Он тогда при нефтескладах вроде помощника был. Три ППП: подай, принеси, пошел вон. Короче, имел возможности подгадить. То ли прощелкали его наши доблестные контрразведчики, то ли объегорил он их – про то нам знать не положено. А только когда нам сказали «фас», рвать было уже некого. Ушел, падла, быстро и чисто. Они в горах на это большие мастера были.
А нам только и осталось, что зубами скрипеть да фотографией его любоваться. Ну а дело, конечно, засекретили по самую Москву. Все чин чином. Не могла же советская и непобедимая так вот в лужу сесть! Чтоб с брызгами и дерьмом в разные стороны. Вот по неосторожности сто семьдесят с хвостиком человек угробить – это очень даже по-нашенски. Это понятно и доступно.
Гасан… как же тебя земля-то до сих пор носит, а?
И снова кольнуло. Словно льдом ужалило. Здорово ужалило. Аж в глазах потемнело…
Пальтишко на нем кашемировое, шарфище белый. Здоровье, стало быть, бережет. Думает, морда его уже всем забылась.
А вот хрен тебе! Не всем! Я твою харю до конца жизни помнить буду! Как из тоннеля мясом обугленным несло за километр, как трупы не то что опознать, собрать не могли! Думал, такое вот забывается?
Не-е-ет уж. Попался, голубчик. Наизнанку вывернусь, а тебя прищучу! У меня в той духовке, между прочим, зёма гробанулся ни за хрен собачий!
Так, спокойно, спокойно, старый пень. Ишь, развоевался. Что ты с ним делать-то будешь? Репу набьешь?
Так… Думай. Все же не в стройбате служил, мозги усохнуть так уж сильно не могли.
Проследить. Видок у меня, конечно, не строевой, ну да леший с ним. Не по Красной площади в строю шагать.
Спокойненько так, правильно… И за ним. Граблями помахиваю, разминаюсь, вроде как. Маскировочка удручает, но он-то меня вообще никогда не видел. Главное, не таращиться особо.
Парковка за углом. Шевролет. Отлично. Номер запомнить, а дальше дело техники.

Вернулся я домой, а на душе так погано, будто всю ночь мордой в говне провалялся. Голову под кран сунул, воду ледяную пустил – полегчало. Посвежело.
На диван присел, стал думать, как теперь Гасана ловить. Дело нехитрое – во всех структурах ученики есть. А наука им от меня такая была, что если не сволочи, то помнят крепко учителя. Звонят. Заходят. Совета иногда спрашивают. Хотя лбы уже о-го-го. У самих скоро внуки будут.
Стало быть, позвонить, чтоб номер пробили. Потом адрес домашний. А там уж как-то справлюсь. Ну вот и решили вопросик… Чаек, завтрак и по коням.

Возвращаюсь я с кухни, а он сидит у меня на диване. Не Гасан, разумеется. Володька. Уютно так устроился – в углу под торшером. Я там обычно сам сижу вечером.
Ну, признаться, чай на пол я таки слегка расплескал, да. Дрогнули руки. Нервы уже не те.
-Володька, ты чего? – спрашиваю, а сам думаю «ничего себе денек!».
-Ну а что, Палыч? Прогонишь?
-Дык… Помер же ты. В Саланге, - осторожно говорю и кружку на столик ставлю, а то еще выроню, ошпарюсь, чего доброго; мне это вредно – шкура старая, зарастает уже плохо.
-Ну, помер, да, - глаза свои золотистые щурит, улыбается виновато.
Тэкс. Либо я с катушек слетел, либо сплю. Если с катушек, то все, хана. Если сплю, то занимательные у меня сновидения, однако.
-Чаю будешь?
-С баранками? – и брови вверх.
Любил он лицом поиграть. Актерище был тот еще. И бабы его любили. А из тоннеля вынесли черным, скрюченным. Ничего знакомого. Как кукла.
-Володька, ты мне шутки шутить прекращай. Гнать не гоню, но интересно, каким хреном ты тут очутился, - а сам, конечно, строго так на него смотрю.
-Дела, - коротко отвечает Володька. – Дела, брат.
-Какие еще дела? Ты ж помер почти тридцать лет тому!
-А ты не нервничай, Палыч. Ты чифирку своего хлебни. Разговор будет непростой.
Ну, я же не девка малолетняя в обморок хлопаться! Дела так дела. Разговор так разговор. Сажусь в кресло, кружку беру.
-Говори.
-Гасана видел?
Ага. Понятно.
-Видел. Ряху отъел, нарядился. А так – узнаваем.
-Что делать думаешь? – от улыбки даже памяти не осталось, серьезен земляк, как при жизни редко бывал.
-А что там думать? - усмехаюсь и провожу большим пальцем по горлу. – Бога нет. Мы за него.
-Верно, братишка. Больше, выходит некому.
Володька молчит, шторы у меня на окне разглядывает.
-Сам живешь?
-Жена умерла, - скупо отвечаю я.
-Прости. Не знал.
-Ничего. Привык, - вру, не привык, но к чему тут это. – Зато сын. И внуки.
-Иди ты! – восторженно ахает Володя.
-Сам иди. Девочка и мальчик. Семь и пять.
-Ах ты черт! Вот молодец! Слушай, а про Никиту не слышал? Стрекозла? Как он?
Хмыкаю. Ничего себе разговорчик.
-Про Никитку мне у тебя спрашивать надо бы. Он теперь по твоему ведомству.
Володька тускнеет.
-Так. Понятно. И когда?
-В восемьдесят пятом. В засаду попал в Мараваре.
-Твою мать, - сквозь зубы, с присвистом.
-Ничего. Он хорошо умер. Гранатой себя подорвал. Его не пытали. А вот остальных…
-А Гасан тут рассекает, стало быть, - зло бросает Володька и я даже не пойму кому эта злость адресована.
-Не долго уже ему. Не переживай, брат, - я почему-то чертовски уверен в своих словах.
-Ты, вот что, Палыч, - Володька на какое-то мгновение отводит взгляд. – Ты учти. Дело гиблое.
-Совсем, что ли? – я отпиваю чай.
Хороший чай получился. Душистый, терпкий.
-Не совсем. Часть работы ты сделаешь. А остальное другие доведут.
-А мне вилы? – сам удивляюсь, как спокойно получается произнести этот вопрос.
Володька кивает.
-Ладно. Жаль, младшего в школу не отправлю, - чай действительно толковый. – Но ладно. Сейчас позвоню ребяткам. Пусть вычисляют.
-Не надо, - качает головой Володя.
-То есть как это, не надо? – удивляюсь я. – Что я его, по запаху буду искать, что ли?
На лице земляка появляется тонкая улыбка. Глаза весело щурятся.

Открываю глаза.
Сон. Не слабо я покемарил. А который час-то? У-у-у… Как говорит внуча: «пора встаньки-встаньки».
И тут прошибает меня – что-то не то… в квартире не то что-то.. запах какой-то. Не один... много. Смесь непонятная какая-то.
Поднимаюсь я с дивана осторожно. Оглядываюсь… Ага. Чашка с чаем. Действительно хороший чай был – аромат в комнате до сих пор.
Стоп. Не так. Чай я заварил на кухне. Потом… А что потом?
И натыкаюсь я, ребятки, взглядом на небольшую лужицу на линолеуме. Как раз на входе в комнату. Как раз там где я чай расплескал, когда Володю во сне увидел. Хотя, лужа то настоящая! Какой уж тут, нахрен, сон?
Так… замечательно. Мозги у меня окончательно набекрень встали. Дожил, старый маразматик.
А главное запахи! Не давали они мне покоя! Чай – это само собой. А еще пыль. И книги. И ковер на стене. Дьявольщина какая-то, почему я раньше не замечал всего этого?
За стенкой ругались, и это почему-то тоже отвлекало и мешало собраться. Громко они ругались. Там пара молодая, они себя обычно тихо ведут. А тут прямо до небес скандал. И булькает что-то громко. И гудит. И вода на кухне капает.
Растерялся я. Растерялся, как пацан. Сел на диван, башкой замотал своей дурацкой. Как контуженный прямо. Только у тех со слухом как раз туговато, а у меня-то?!
Да что вообще со мной твориться-то, а? И что мне со всем этим делать?
-Кран закрой, - сам себе, вслух, очень громко.
Чтоб бодрее, чтоб злее. Как тогда, в восемьдесят первом. Когда один из всего взвода остался. Когда я, горы и моджахеды где-то совсем рядом. А всего богатства – калаш да пара рожков к нему. И граната. Граната – это святое. Граната - это выход. Ух я тогда сам на себя зарычал! Если бы это не было так глупо, я бы и сам себе, небось, по морде врезал.
Вот и сейчас так. Чуть презрительно. Агрессивно. Напористо. Чтобы «ух»!
Ну, в общем, встал я с дивана, патлы свои седые руками пригладил и пошел кран закрывать. Капает зараза и капает. И по ушам долбит и долбит. А еще кислятиной пахнет из слива. Засорилось, что ли, за два часа? Чай когда делал, вроде, все в порядке было.
Крутанул я кран покрепче и, черт его знает как, но своротил к едрене фене. Вывернул вентиль, и смотрю на него, как дурак. А вода хлестать начинает. Ну хорошо хоть, что в раковину большей частью хлещет. Постоял, посмотрел, ну и полез под раковину воду ниже перекрывать. На всякий пожарный – осторожничал. Из какого, спрашивается, вторсырья нынче сантехнику делают? Об совковые-то, скорее, сам бы вывернулся, на века люди делали, по совести!
Теперь бы еще понять, где булькает…
Пошел я на звук. Легко так получилось. Само собой. На аквариум вышел. А в нем хрень эта… ну, компрессор, который воздух гонит… вот он и гудит. И пузырьки булькают.
Сказать по чести – тут я и замер. Сел на тумбочки и думаю. Как говаривал полкан мой: «антиресна дефки пляшуть». Антиресна, да. Не то слово как.

Не звонил я никому. Зачем зря людей тревожить, когда я его, падлу, чуять вдруг стал. Не носом, конечно, нет. Хотя запахи навалились так, что раньше и подумать о таком не мог. Вот не скажу, как чую – но чую. Вроде щекотки какой то по хребту. И чем ближе, тем сильнее. Направление я сразу взял. И, кажется, не ошибся.
Два часа я еще по дому ходил-бродил, привыкал. Баловался, признаться: то соседей подслушивал, то корешки книг в другой комнате читал. Ну и силушка вернулась. Не скажу, что прям богатырская, но, будто, тридцать лет смахнули. И походка прежняя стала, и суставы не скрипят, и вообще.
Мир ярче стал.
Я-то вот, положим, атеист. Ну воспитывали нас всех тогда так. Тем более я ж офицер. Куда мне в бога верить, когда всю жизнь одно дерьмо перед глазами? Но если разобраться: откуда все это? Как Гасана увидел, как прижучить его решил так и все! Сила, сноровка былая! Ножом жонглировал минут пять. Выкрутасы такие делал, какие в молодости не удавались. А тут – хоть бы раз уронил или порезался! А зрение? Я в горах так не видел хорошо. Про запахи, если на откровенность – это мне не по вкусу. Не нравиться мне это. Столько гнили вокруг, оказывается. В метро зашел, так чуть не окосел. От дамы одной так духами воняет, что не в докладе сказать, ни в рапорте описать!
Вот и получается, что как с Гасаном решил разобраться, как Володьку увидел, так и появилось это все. Ну и откуда, спрашивается? Хочешь не хочешь, а в высшие силы поверишь. Бог там или не бог – не знаю, не проверял. Но по факту, ребятки, не спроста это все.
И жить вдруг захотелось. Сон там был с Володей или не сон… Не важно. Важно, что чуял я – на смерть иду. Гасана, падлу, ковырну, но и сам лягу. Уж не знаю как он меня одолеет, да только одолеет. Знаю. Но другие доведут. Это тоже знаю. Мне бы его хотя бы царапнуть. Хоть кровь гадине пустить. Зубами рвать мразь буду!
Тянуло меня. Тянуло за ним и крепко тянуло. Сердце время от времени покалывало холодом. Но терпеть можно.
А в рукаве нож. Тоненький такой, узенький. И возле самой рукояти надпиленный. Это, конечно, не надфиль сточенный. С тем бы вообще проблем не было – загнал под лопатку, нажал чуть и все, готово. Рана крохотная и жалом закрытая. Крови капля вытечет и то если заметят. А так сердечный приступ. В толпе вообще хрен разберешься. Ну, во всяком случае, пока разбираться будут, тридцать раз можно слинять.
Вот опят же, понимаю, что глупости говорю. Если угробит меня Гасан, то явно не про отход безопасный думать надо. Но жить-то хочется? Особенно теперь. С сынком поборюкаться, а то совсем распустился. Внучат на плечах поносить. А там, глядишь, и…
На улице я его увидел. Из ресторана он вышел, или из кафешки. Мне не до того было. А вышел он, стало быть, на улицу и в толпу гадина шмыгнул. Я, дело ясное, за ним. Толпа, думаю, это хорошо. В толпе подойти можно незаметно, главное - ритм поймать.
Ну и стал я подходить потихоньку. А в памяти кошмар сплошной. Все перед глазами всплыло. И как тела выносили, и как обгоревшие благим матом орали. Аж голова закружилась. Ну ничего, ничего. Сейчас я…
Вот уже и спина его. И сердце снова колет и в глазах темнеет. Но это не важно. Важно ближе подойти. Ближе… еще чуточку… Ну!
Уж не знаю, как он меня учуял, как успел, но реакция у подонка первоклассная. Острие уже его пальто протыкало, когда он крутанулся да отпрянул. Так и получилось, что не под лопатку я ему лезвие загнал, а бок ему пропорол, как консервную банку. Грязно, хреново и нож между ребер застрял. Видать я ему легкое разорвал. Сейчас окочурится голубчик. С такой раной тоже не живут. А я то уж раскис, шел как на смерть! Самому смешно.
Вот только загибаться он, ребята, похоже и не собирается. Рукой ко мне потянулся, на морде изумление, а в глазах… ну, даже не знаю как описать.
А меня холодом обдало. Мало сказать обдало – обожгло прямо. Больно, зараза, будто с железом на морозе целовался. Но не померли же! Ни я, ни он. Значит, добивать надо! А уж кому пофартит, на то мы глянем.
Гасан меня за ворот – цап и к себе тянет. Ну это всегда пожалуйста! Вложился я в удар так, что его аж скрючило и назад отбросило. Лбом в нос ему вмазал, аж захрустело, ну и коленом добавил пониже пояса.
Не успел я, ребят, его добить. Не успел, простите. Не судьба, значит. Только я к нему шаг, а он обе руки поднимает, и я со всего маху мордой о воздух, как о камень. Ну потом что… потом я сердце свое слышать перестал. То стучало, как ПК. А то тишина.
Вот, думаю, допрыгался, старый хрен. Мысли еще есть, а сердце уже не бьется. И об асфальт лицом. Больно так. И дьявол его разберет, чем он меня уработал.
Ну, простите, братцы. Что успел, то сделал. Вам доводить уже до конца.
И не страшно. Жил, как человек. И помер, как человек. Сам себе хоть не врал, и подлюгой не был…
…Это не страшно, когда знаешь ради чего. Это хорошо.
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОСКОЛОК ВОСЬМОЙ. СТЕПАН.

Всем доброго дня, меня зовут Степан. Мне 23 года. Кандидат спорта по дзюдо, но это достиг еще до армии. Сейчас на большой спорт времени не хватает: качаюсь и два раза в неделю хожу в соседний клуб кэндо. Согласен, не самое русское увлечение, но до хорошей ближайшей секции боевого славянского спорта больше часа добираться от моего дома. А свободного времени почти нет совсем. У меня двое пацанов, плюс мастерская по ремонту и модернизации мотоциклов «Треугольник» и, конечно, «Русское единство». В последнем я десятник. Блин, до чего дожили - скоро Москва в Париж, превратиться в котором от черномазых не протолкнуться. Главное, все нундят: «Понаехали, блин». А рожать детей сами фиг хотят. Вот вместо своих едут со всех концов азиаты. Ладно, заработали и вон отсюда. Нет, скупают все на корню, баб наших портят. Плодятся, как тараканы, и, главное, порядки свои устанавливают. В первую очередь, конечно, нашим надо морды чистить. Что бы не пили, а, как положено настоящему мужику, работали и детей делали, а, главное, вырастили и дух русский прививали.
В тот день я домой возвращался уже под утро. Вчера срочный заказ на модернизацию пары квадроциклов поступил, до полуночи с ним провозились. В мастерской ночевать остался, благо в подсобке у нас пару топчанов имеется, как раз для таких случаев.
Первые странности этого дня начались, когда зашел в свой двор. У первого подъезда какой-то бомжара в мусорном контейнере рылся. Ну, согнула жизнь тебя, так ты хоть мусор не раскидывай по двору. Только думал этого вонючку погонять и тут меня как мешком кто-то ударил. Ноги подкосились, а в ушах заложило, как после посадки самолета. И по всей коже зуд какой-то пошел, словно всего мелким липким колючим тальком всего обсыпали.
Я как в дом поднялся, так сразу в душ горячий полез. Немного полегчало.
У Маринки уже все было накрыто на стол. Пока дети не проснулись, у нас оставалось время, чтобы уединиться в спальне. Когда дело по второму разу уже близилось к сладостному завершению, неожиданно взвыл мой «Nokia». Не вовремя и не правильно это как-то. Не берет просто у нас в южной стороне дома сотовая связь. Приходиться либо с кухни, либо зала звонить.
Мда, но это еще цветочки. Звонил сам Аларих. Вот именно – Сам. Рядовому десятнику. Более чем странно, хотя, может, наверху оценили мои недавние достижения. По любому – перспективы в случае успешного завершения поручения открывались радужные.
Требовалось лишь проучить одного любителя черномазых. Этот урод должен выйти из черного шевроле ровно в полдень у ресторана «Пушкинъ».
Черные коротко стриженые волосы, большой нос с горбинкой, рост чуть ниже среднего. Темное кашемировое пальто, белый шарф.
Жаль всю десятку вытянуть не смог. В полдвенадцатого все были на месте. Кирпич, Отто, Краб, Данила Крест уже пили пиво, когда я подъехал. Чуть позже подтянулся и Рослик. Хотя сам я мог и опоздать. Ручные часы «Casio» не с того ни с сего стали еще утром. Мобильник накрылся почти сразу после звонка Алариха, почти новая батарея легла намертво.
Предупредив бойцов, чтобы до моего первого удара сидели, не высовываясь, и отказавшись от предложенного пива, достал из чехла кусочек мела. Удобная штука, этот набор игрока. Бильярдный кий со всеми аксессуарами в чехле, плюс членская карточка клуба «Зевс». Не один мент, даже если захочет, не доколупается.
А вот, что на меня нашло, сам так и не понял. Вдруг захотелось мелком, как в детстве, на асфальте порисовать. Прикольно, наверное, выглядит - здоровый лоб в детство ударился.
В двенадцать все были уже на взводе. При виде вывернувшей из-за проспекта машины Кирпич спрятал в пустом пакете из-под чипсов руку с кастетом.
Шевроле остановился, пассажир вышел. Так. Наш клиент.
О, а морда у этого дуремара, точно, не русская.
Походка тоже неспешная, вальяжная. Не идет, шествует. Тока не долго ему осталось, думаю. И точно. Как в мои рисунки вошел, будто в стену на полном ходу влетел. И застыл весь.
Я хоть в пол оборота на бордюре сидел, но удар кием с размаху хороший получился. И не снятый чехол его не смягчил. Костей, точно, целых не осталось. Тока пижон почему-то не упал. Кирпич тут же ему прямой в челюсть провел. А этот лишь из ступора выпал. Руки резко вскинул, и его что-то вроде дымки матовой окутало. А после все пошло как в бредовом сне морфиниста. Сначала все удары просто перестали проходить. Вязнет вначале, а после как на бетонную стену натыкаешься.
Рослик ножом сунул и загорелся. Бездымное синее пламя полыхнуло и тут же погасло, а от бойца только черный порошок остался. В Краба и Креста белая молния ударила. А эта тварь в кашемировом пальто лишь усмехнулась и рукой мотнула. Кирпича прямо под автобус бросило. Отто сам кубарем через дорогу метнулся от беды подальше.
А меня тут что-то, как клещами, прямо под кадык схватило. И его глаза синие в пол лица прямо душу выскребают. Холод насквозь пробирает и голос изнутри из меня, прямо в голове бьет.
- Кто?! Тебя !!! Послал!!! Тварь !!!
Чувствую, уже не могу терпеть, но тут всю боль как отвели, и сила свежая чистая, как вода, меня наполнила. Не много. Но в самый раз чтобы самому уйти. Произнесли ли мои губы вслух, не помню, но всего меня наполнили слова:
«В зеркале видно, кто и как жил,
Видно, кто песню – неправду сложил…»
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОСКОЛОК ДЕВЯТЫЙ. БЕЗЫМЯННЫЙ.

Начну с того, что любая защита может быть взломана. Без исключений. Бывают, конечно, и серьезные головоломки, но на них встает только у профи и адреналинщиков.
А для нас с Андрюхой – это только заработок.
Именно поэтому я положил в сумку набор стандартных ключей, универсальный ключ, нож, монтажную пену и плоскогубцы. Мой напарник должен был принести кусачки, проволоку, отвертки, монтировку, молоток и еще всякой мелочи. Хотя мелочей у нас не бывает. Это вам не игрушки.
- Время пришло в гости отправиться, ждет меня старинный друг, - произнес Андрей, и достал отвертку.
Мы знакомы с этим парнем с детства. С трех лет. Оба выросли в детском доме. Все делаем вместе. Стоит одному из нас о чем-нибудь подумать, второй уже в курсе. Он даже похож на меня, только черты лица мягче.
- Инжектор, девять-девять, без имбика, с пукалкой от ПИТ, - напомнил я.
- Ага, прям как в тот раз, когда пришлось разламывать коробку передач, - саркастично заметил мой напарник.
- Но сюрпризы - это ведь всегда интересно, да?
Андрюха резко остановился:
- Так ты что, опять не проверил машину вчера?
- Все под контролем, - соврал я, - идем быстрее, а то мне очень хреново.
Обманывать Андрея – все равно что обманывать себя.
- У тебя опять мандраж?
Я промолчал.
Вообще-то, вчера вечером я должен был тщательно осмотреть машину на предмет блокираторов, но планы изменились, когда я увидел её – девушку своей мечты. Как выяснилось, она живет в доме неподалеку… Вот и решил переночевать у нее. Обычно, сбегая после знакомства на одну ночь, я не чувствую никаких угрызений совести, но сегодня утром, выйдя из ее квартиры и спустившись во двор, испытал странный приступ страха и нерешительности. Как волной нахлынуло и вроде пропало. Но весь день внутри ощущалось смутное беспокойство. Хотя вот Андрюха говорит, что у него перед каждым делом очко играет – будь здоров! Это вам не игрушки.
Мы подошли к объекту: серебристая девяносто девятая, припаркованная рядом с другими машинами. Обычно за такой хлам мы не беремся, но на эту тачку поступил заказ: Андрюхин знакомый решил посчитаться с каким-то упырем и предложил нам очень неплохой куш за тачку. Время тоже неправильное, но его заказчик обговорил отдельно. Ну кто работает в середине дня, ближе к вечеру, когда полно народа? Ладно, справимся и так!
- Поехали, - скомандовал мой подельник, затем вставил отвертку в замочную скважину, ударил по ней молотком и рванул вниз.
Я смотрю на его сильную руку. Она такая же как у меня, только более волосатая.
Сигнализация завизжала. Раз секунда. Андрей открыл дверь, шустро дернул за рычаг привода замка капота. Два секунда. Я открыл капот и перерезал провод динамика сигнализации. Стало тихо. Только щелкает реле поворотников, по которому легко найти центральный блок сигнализации.
Можно было обойтись без лишнего шума - залить динамик монтажной пеной, забравшись снизу, либо покопаться в сальнике под левым крылом – именно там обычно проходит питание сирены. Но возиться мне особенно не хотелось. А значит не хотелось и Андрею.
Меня даже не удивило, что не нужно было смотреть на напарника, чтобы знать, что он сейчас перепрыгнул на пассажирское сидение, уперся ногами в руль и сломал его блокиратор. Удивило меня другое: мне не нужно было даже искать центральный блок сигналки как обычно. Он выделялся ярким пятном – ярче, чем окружающие внутренности машины, как будто привлекая внимание. Протер глаза. Стал водить глазами в разные стороны – яркая область на блоке держалась вне зависимости от зоны глаза, значит проблема не в зрении.
Раньше я так не умел. Точно говорю.
- Козел! – Андрей высунулся из машины и запустил в мою сторону откусанные части педалей, чем отвлек меня от лишних размышлений. Значит, был еще блокиратор педалей…
Вернувшись к своему занятию, я так же осознал, что наперед знаю тип реле блокировки, а так же могу чувствовать, что установщик сигнализации в день установки чувствовал себя плохо, поэтому поленился разнести далеко центральный блок и реле. Булавкой проткнул провод от блока и подал 12 вольт на проводку реле, чем замкнул цепь.
- Заводи! – обрадовал я соучастника.
Голова Андрея спряталась под руль, затем раздались щелчки стартера… И мотор не заработал!
- Дай я попробую.
Если он не смог завести, скорее всего, я тоже не смогу.
Андрюха уступил мне место водителя. Соединив провода зажигания, я закрыл глаза и стал представлять проводку автомобиля, как замкнулась электрическая цепь, как ток устремился от аккумулятора на стартер, чтобы тот смог раскрутить коленчатый вал, который запустит работу поршней. Бензин станет поступать на искру, и мотор заведется. Где же в этой цепочке слабое звено? Я еще раз прошел в воображении эту последовательность, и только теперь заметил, что в ней находится элемент, который я не представлял – проводок размыкателя, идущего к зажиганию. Эдакая кустарная сигнализация – неприметная кнопка, без нажатия которой машина не заведется. Каждый водитель может спрятать ее, где хочет – в этом особая прелесть. Это вам не игрушки.
Обычно, такие девайсы рассекречиваются, если понаблюдать за водителем заранее.
- Нажми на кнопку под бардачком.
И мотор завелся под ошеломленный взгляд напарника. Да я и сам удивлен не меньше. Удивлен так же.
- Отлично! – обрадовался Андрей, - ситуация под контролем!
«Ситуация под контролем только, когда мы на базе» - всплыла в голове фраза из фильма. Мое новое зрение подсвечивало для меня какого-то человека: мужчина в темном пальто торопился к своей машине.
И тут меня осенило:
- Твою мать, это же тот мент, что закрыл Иваныча!
Резкий удар адреналина заставил голову работать быстрее. Самое важное место для угонщика – автомастерские, в которых можно толкнуть машину: на продажу или на запчасти. На индивидуальных заказах особо не проживешь… Да и что тут говорить – мы с Андреем не те, к кому пойдут в первую очередь делать заказ. Поэтому закрытие очередной точки бьет по каждому из нас очень сильно. Так буквально на днях накрыли автосервис, который мы называли «У Иваныча», специализирующийся на запчастях к отечественным машинам. И я готовь поклясться, что видел недавно там этого мужика! И не только там, его шарф мелькал во многих точках! Да и во дворе того дома, где я сегодня переночевал он тоже был. Этот ублюдок пасет нас! Точно говорю.
Кровь сильно била в голову, я дернул ручку коробки и вжал огрызок педали газа в пол.
- Ты что творишь? – заорал Андрюха. Заорал моим голосом. Когда мы говорим, то звук своего голоса слышим искаженным. Потому что собственный голос искажают кости черепа. Но если записать голос на пленку, то можно услышать его настоящий.
Так вот, сейчас я слышу свой голос, записанный на пленку, который кричит «Ты что творишь?». И я бы сам хотел знать что делаю. Но это точно не игрушки!
Отмахнувшись от напарника, сосредоточился на цели. Мужик уже подходил к своей машине. Он выглядел крепким, но любая защита может быть взломана. Старенький уже движок не позволял сильно разогнаться, однако силы удара все равно должно хватить. Хватить для чего? Неужели я хочу убить этого человека?
Резкий толчок, удар, шум в голове, боль, тепло.
Глаза заливала кровь, получилось нащупать ручку и даже открыть дверь. Вывалившись наружу, пополз подальше от машин, цепляя ногтями шершавую текстуру асфальта.
Протер глаза: обе машины были изрядно разбиты, что нельзя было сказать о менте, который стоял в метре от аварии с растерянным видом. Не знаю, откуда у меня в руке взялся электрошокер, но в гада полетел заряд электричества, который отскочил от едва заметной прозрачной пленки вокруг него.
Так не бывает! Любая защита может быть взломана!
И еще знаете… шокер так не умеет. Точно говорю.
Я собрал все силы, сконцентрировался на цели и запустил сильный разряд в лужу бензина, образовавшуюся под машинами. Раздался взрыв, волной меня тут же опрокинуло, жаром обдало лицо.
Я лежал на асфальте и смотрел на Андрея. Из его разорванного плюшевого живота вывалился тлеющий кусок ваты. Вместо одного из глаз-пуговиц торчала нитка.
И знаете что? На самом деле Андрей на меня совсем не похож.
И знаете что еще? Всю жизнь моим единственным другом был грязный плюшевый медведь.
Но это не игрушки.
Попытался подняться, но чья-то нога прижала к земле. Прежде чем вокруг наступила полная темнота, успел заметить белый шарф.
Любая защита может быть взломана – в том числе и моя. Точно говорю.
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОСКОЛОК ДЕСЯТЫЙ. ВОРОН.

Взмах. Еще один. И еще.
Движения давались с трудом. Старое тело, только-только очнувшееся ото сна, было непослушным и вялым. Хотелось покоя и тепла. И только острое чувство голода, что пробудилось вместе со мной, заставляло дряхлые крылья вновь и вновь преодолевать сопротивление холодного осеннего ветра.
Я был благодарен голоду: он - то единственное, что заставляло меня двигаться, а значит жить – продолжать существовать в этом странном мире каменных исполинов, между которых тянулись неисчислимые стальные веревки, с высоты полета казавшиеся прутьями огромной клетки. Внутри неё изо дня в день копошились странные двуногие существа, которые называли себя людьми, хотя лишь внешне напоминали тех, кого я когда-то очень давно знал под этими гордыми и вызывающими уважение именами. В те далекие лета, обрывки воспоминаний о которых мой угасающий разум еще мог удержать, на земле жили настоящие люди. Они во многом были похожи на нас, крылатых и вольных – тоже любили свободу и стремились заглянуть за дымчатую грань горизонта…
Сделав неторопливый круг над маленьким двориком, зажатым со всех сторон обшарпанными и посеревшими от сырости осенней непогоды домами, я было хотел подняться выше, туда, где небесная синева разливалась манящим вольным простором, но не смог. По телу пробежала волна слабости и осела свинцовым грузом в потрепанных крыльях. Пришлось вернуться. Когти неприятно заскрежетали по облезлой, лишь кое-где сохранившей остатки коры ветви дерева, что служило этой ночью моим пристанищем.
Крухххк! Боль!
Сдавленный душащий крик вырвался из глотки и волнами растекся по двору, оповещая мир о моей боли и бессильной злости на самого себя. Но мир был безучастен, лишь один двуногий, что неподвижно стоял неподалеку, бросил быстрый цепкий взгляд в мою сторону, но, увидев старую облезлую птицу, тут же потерял интерес. Нехороший был у него взгляд: казалось, он проникает внутрь тебя и выворачивает наизнанку - еще и еще, ища ответ на свой немой вопрос…
Круххк... Смотрю…
Пространство вокруг постепенно оживало. Безликие пасти каменных громад вокруг раз за разом исторгали из себя двуногих существ, не замечавших ничего вокруг, спешащих увязнуть в серой паутине повседневных телодвижений, которые они, кажется, называли жизнью…
Боль, что недавно вгрызалась в мое дряхлое тело, отступила, затаилась где-то в глубине в ожидании своего часа. В том, что он обязательно настанет, не сомневались ни я, ни она. Слишком хорошо мы узнали друг друга за последнее время, деля на двоих этот потрепанный комок перьев.
Снова напомнил о себе голод. Сознание поспешно нарисовало картину переполненной отходами свалки, которую я обнаружил на днях невдалеке от этого места. Голод благосклонно заурчал, желая поскорее добраться туда. Спорить с ним было опасно. Осторожно переступая по скользкой ветке, я уже готовился взлететь, когда взгляд неожиданно выхватил из окружающей обстановки движение давешнего обладателя неприятного взгляда - с него спала неподвижность, и он плавным, но в тоже время целеустремленным движением сместился к только что вошедшему во двор двуногому.
Крухххк! Опасность!
Стало холодно, но холод этот пришел изнутри, зародившись где-то в сердце, он неудержимыми волнами липкого страха в мгновение растекся по телу, рождая непреодолимое желание как можно скорее убраться подальше от этого места. И я был бы рад подчиниться, взмахнуть крыльями и лететь прочь…
Крухк? Что?
Слабый, но весьма неприятный удар чем-то твердым в грудь. Еще один, сильнее – по крылу. Превозмогая жуткую слабость, я заставил себя открыть глаза. Надо мной склонился небольшого роста двуногий, в руках он держал узловатую ветвь дерева. Округлое, пухлое лицо, две бусинки черноватых глаз и скривленные в брезгливой усмешке губы.
Когда наши взгляды встретились, двуногий как раз заносил надо мной свое орудие для очередного удара. Я видел, как зрачки его глаз удивленно расширились, когда он понял, что валявшаяся на земле птица жива. Но руку не остановил. Кажется, наоборот - лишь вложил в движение больше силы, сам при этом стараясь отскочить в сторону от неожиданно ожившей твари.
Крухххк! Боль!
Удар пришелся по голове, ожег, раскалывая сознание на тысячи источающих боль осколков, которые тут же посыпались куда-то в бездонную чернеющую пропасть внутри меня. Я попытался поймать и удержать хотя бы пару из них, но они ускользали, друг за другом падая в небытие темного провала, пока не остался только один, но и он уже вот-вот должен был исчезнуть. Последний отчаянный рывок, касание – и все вокруг заволокло сероватой дымкой.
Я поднялся, пару раз хлопнул затекшими крыльями и с удивлением ощутил в них необычайную легкость, чувство было таким, словно снова стал юным и не было за спиной десятилетий изматывающего постылого существования.
Вокруг все было каким-то выцветшим, бледно-серым, но в тоже время предметы приобрели необычную четкость. Я поводил из стороны в сторону головой, желая увидеть того мерзкого двуногого, что причинил мне столько боли, но его нигде не было. Лишь в паре шагов от меня находилось что-то бесформенное, источающее запахи разложения. Внутри глухо и злобно зарычал голод, вгрызся в сознание, подчиняя его себе.
Крухххк! Падаль! Крухххк! Голод!
Пара сильных взмахов крыльев, и я с кровожадным удовольствием рванул когтями податливую плоть. Серость вокруг заколебалась и подалась в стороны от хлынувшей крови. Добыча неожиданно пришла в движение, пытаясь уйти от меня. Не способный осознавать ничего другого, кроме желания удовлетворить дикий голод, я вновь и вновь настигал её, вырывая клювом огромные кровоточащие куски разлагающегося мяса и спешно заглатывая их.
Крухххк! Не уйдешь!
Падаль, сделав еще пару противоестественных попыток уйти от меня, наконец, безвольно упала на землю. Опустившись сверху, я, уже неспешна, наслаждаясь, довершил трапезу.
Голод одобрительно заурчал, благодаря за столь щедрое угощение, и уполз вглубь тела, оставив меня наедине с окружающим миром, который, постепенно расставаясь со странной серостью, стал наполняться привычными красками и звуками.
Где-то совсем рядом раздался громкий пронзительный крик женской особи двуногих. Он был настолько неожиданным и резким, что я в ужасе сорвался с места и только когда оказался в безопасности на ветке дерева, позволил себе взглянуть вниз, чтобы узнать, что случилось.
Там, на земле, в луже крови валялось изуродованное тело моего давешнего обидчика, а над ним склонилась та, чей крик меня так напугал. С разных концов двора к ним уже спешили другие двуногие.
Крухк? Что?
Алая капля сорвалась с моего клюва и упала вниз. Туда, где стояли двуногие. На лицо одного из них. Скользнула по щеке, оставляя за собой краснеющую дорожку, и скатилась к губам.
Крухххк! Опасность!
Пространство дрогнуло и вновь выцвело.
Взмах. Еще один. И еще.
Позади меня бесновалась бессильная ярость и злость толпы. Она была хорошо видна, прорывающаяся в серость моего нового мира, пульсирующим тугим смерчем алых и коричневых отблесков…

Удар. Еще один. И еще.
Сердце в груди бешено колотилось. Его гулкие звенящие удары волнами растекались по телу, и не в силах сдержать свой бег, вырывались наружу, в прозрачную тишину осеннего парка, смешивались с ней, но не растворялись, превращаясь в тревожную мелодию страха и отчаянья. И, вторя ей, безумный дуэт инстинкта самосохранения, что еще теплился в глубине моего разума, и острого чувства отвращения кричал:
- Забудь!
- Оставь!
- Не смей!
Я был бы рад послушаться, но истерзанное событиями прошедших часов сознание было бессильно перед бешеным хороводом картин и образов, роящихся в нем.

…Сумрак странного мира почти не изменил вид города. Серый каменный лабиринт остался прежним. Изменились лишь его жители…

… Сотни, наверное, и тысячи. Жутких, отвратительных мертвецов – падали, что, презирая закон жизни, продолжала двигаться, не замечаемая обычными двуногими…

…Их было двое. Мужчина и женщина. Двуногий и падаль. Я видел, как первый, трепетно прижимая к груди гниющую, покрытую язвами конечность мертвеца, что-то умоляюще говорил. Мертвец жутко улыбался ему в ответ, скаля выцветшие пожелтевшие зубы, а потом что-то весело сказал, указывая рукой на припаркованную невдалеке машину, в которой сидел другой мужчина, с интересом наблюдающий за ними. Двуногий на мгновение умолк, а затем наотмашь несколько раз ударил чудовище в женском обличии по лицу, срывая с него лоскуты отмершей кожи. И вот их уже двое – мертвецов, разлагающейся падали, считающей себя живыми людьми…

…Мелодия приятной легкой пеленой стелилась вокруг. Слепой скрипач в истертом залатанном местами плаще с любовью водил смычком по струнам старенького инструмента. У его ног лежал футляр, в котором сиротливо поблескивала горстка мелких монет. Вокруг неиссякаемым потоком двигались двуногие. В их тусклых глазах лениво плескалось безразличие. Вдруг, вынырнув из толпы, к музыканту приблизился молодой мужчина. Воровато оглянулся и, склонившись, быстро выгреб из футляра его убогое содержимое.
Я видел, как на мгновение дрогнула рука скрипача, и вновь плавно заскользила смычком по струнам, а вор уже бежал куда-то прочь, легко рассекая поток двуногих, и никто не попытался остановить еще одного живого мертвеца. Потому что сделать это было некому. Пространство заполнил запах разлагающейся плоти десятков тел. Мелодия бессильно смолкла…

Запах. Сначала мне показалось, что это картина недавнего прошлого так ярко отразилась в моем сознании, что я почувствовал его. Но нет. Он был реален. Терпкий сладковатый запах падали, рождающий противоречивые желания - отвращение, рвущее тело прочь, и жажду удовлетворения инстинктов.
Сердцебиение на мгновение стихло, запутавшись в клубке чувств, охвативших меня, и в наступившей тишине я отчетливо услышал шорох опавшей листвы. Медленно повернув голову в сторону звука, увидел его: двуногого с опасным пугающим взглядом, с которым мне уже довелось сегодня встретиться в том самом дворе, где начался кошмар серого мира.
Краски стали стремительно блекнуть, и во вновь застлавшем глаза полумраке я отчетливо увидел - двуногий тоже мертвец, это он источник учуянного мною запаха.
Падаль была старая, похоже, она обманывала закон жизни уже не одну сотню лет.
Крухххк! Падаль! Крухххк! Голод!
Вид мертвой плоти, неспешно приближавшейся ко мне по дорожке парка, затуманил сознание. И тут же из глубин поднялась холодная яростная волна необъяснимого Голода. Противостоять ей было невозможно. Она неудержимым потоком обрушилась на меня, вытравливая чувства страха и опасности. Беснующийся Голод требовал свое здесь и сейчас. И я мог сделать лишь одно, дать ему желаемое.
Мертвец резко остановился. Наши взгляды встретились. Его глаза на мгновение заволокла пелена удивления и тут же спала, уступая место холодной ненависти, смешанной с презрением.
Взмах. Еще один. И еще.
Голод больше не желал ждать. Резким движением он бросил мое тело сквозь серый полумрак мира к желанной добыче.
Когти должны были вонзиться в податливую мякоть ничем незащищенной плоти, но вместо этого лишь заскрежетали по чему-то гладкому и скользкому, отчего воздух наполнился хрустальным звоном.
Взмах. Еще один.
Ярость неудовлетворенного желания наполнила все мое существо, казалось, разрывая его на куски. Серый мир вокруг поплыл, а затем озарился яркой вспышкой, в свете которой стали видны десятки чернеющих крыльев птиц, таких же, как и я, вращающихся в диком неукротимом смерче, который, застыв на мгновение перед хрустальной преградой живого мертвеца, обрушился на неё неудержимой силой. Препятствие, отделявшее меня от добычи, под натиском моих собратьев рассыпалось сотней сверкающих осколков, и я наконец-то почувствовал терпкий вкус разлагающейся плоти, жадно заглатывая её в себя.
Падаль кричала. Этот крик резал слух, но, в то же время, был несказанно приятен. Голод довольно зарычал, предчувствуя скорое окончание сопротивления жертвы.
И в это время тело неожиданно накрыла обжигающего волна раскаленного воздуха. Сумрак злобно зашипел и распался рваными серыми лоскутами, сгорающими в невыносимом мареве солнечного света, заполнившего все вокруг. В голове зазвенело от нехватки кислорода, закипевшая в венах кровь, прожигая внутренности, потоком расплавленного свинца засочилась сквозь опаленные побелевшие перья, тяжелыми каплями падая на землю.
Взмах…
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОСКОЛОК ОДИННАДЦАТЫЙ. АНТОН.

Высокое серое здание бросало тень на дорогу. Автомобили мчались своими путями, у каждого из которых наверняка был хозяин. У любой вещи в этом мире есть свой владелец. Даже у этой высотки он есть. А я свободен. Вопрос лишь в том, насколько.
Воздух стал казаться густым, перед глазами промелькнула тень. Все куда-то спешили, бежали по своим делам. Вот и я спешу, и обо мне сейчас точно также кто-то думает: несется, землю под ногами не видит, сплошной круговорот. Даже мужчина впереди, странно жестикулирующий руками, вполне может иметь такие мысли в голове. Вот взбесился. Будто петух его в задницу зажарил. Дурак, или притворяется? А может и то, и другое. Свинота поганая.
Все что-то после ночи мерещится. Ну да ничего, мы домой. Потихонечку, помаленьку. Вот уже и арка, скоро и парадная. Да только ноги совсем не слушаются...
Вместо очередного шага получился бросок коленями в асфальт, а после и рожей в землю. Черт! Да что же такое? Ладно, после ночи, ладно устал, но не целовать же асфальт посреди белого дня! Вон и прохожие косятся – нажрался, мол, алкаш! Ладно, мы не гордые, мы на коленках до дому доползем. Ногу согнем, так… твою ж мать! Даже согнуть не получается. Что ж это такое? В глазах темнеет, будто ночь непроглядная. А может и правда ночь? И люди - не люди вовсе. Звери, сволочи! Видят же что человеку плохо, так помогите, а не глаза разувайте. Скоты. Черт с вами, добродетели хреновы, я по-пластунски, ручками доползу.
Еще пять минут назад думал, что свободен, а получается что нет. Не бывают люди свободны. Все подневольные своих обстоятельств. Вот не работают ноги, разве свободен я? Нет. Но что отличает человека от твари дрожащей? А то, что мы свои обстоятельства ломаем, и превозмогаем любыми средствами. Как-нибудь пересилю, как-нибудь оправлюсь.
Добраться до дверного замка оказалось ничуть не легче, чем подняться по лестнице на четвертый этаж. Руки хоть и из правильного места растут, но сейчас мне почудилось, что они являются придатком пятой точки. С горем пополам приложил нужные усилия, и услышал заветный щелчок.
Втянул себя в квартиру и подтянул дверь. Вот и славненько, добрались. Так, что же теперь делать? Добраться до телефона, вызвать скорую! Помогут ли? Приедут, поворчат на алкашей. Все равно позвоню. Дополз до телефона, протянул руку…
Звонок. Ляди! Не дадут человеку в скорую позвонить.
- Алло, - уставши протянул я.
- Алло, Ольга! - раздался девичий голос.
- Я не Ольга, я Антон, - перебил я.
- Ой, извините…
- Не извиню, - подумал я и нажал на рычаг старого дискового телефона. Тут же раздался еще один звонок. Да что ж такое?!
- Алло.
- Алло, Ольга? – неуверенно процедил тот же самый девичий голос.
- Я не Ольга, я Антон.
- Извините, до свидания.
- Не дай бог, - решительно нажал я на рычаг, и услышал очередной звонок.
- Алло!
- Алло, Антон?
- Я не Антон, я Ольга! Тьфу, твою налево! Антон я, Антон, - раздражился я вслух.
- Антон, это Дима, ты завтра сможешь за меня выйти? – теперь голос коллеги стал узнаваем.
- Нет, не смогу.
- А послезавтра?
- И послезавтра, и после-послезавтра тоже не смогу. Никогда не смогу. Пока, - с обреченностью прошептал я.
Черт, что я несу? Ладно, там разберемся. Счас чайку заварю, конфетку съем, и успокоюсь… когда убью свинью.
Откуда берутся дурные мысли? - подумал я, наливая кипяток в заварник. Идиотизм. Стоп! Я же встать не мог. А теперь стою тут на своих двух, и усталости как будто и не было. Глобальные катаклизмы! Ну, раз теперь хожу своими ногами, то схожу-ка в контору.
Раздеваться было некогда, а одеваться и не пришлось вовсе. Захлопнув дверь, провернул ключ на два оборота и бодрой поступью двинул вниз по лестнице. В парадной столкнулся с соседом по площадке.
- Привет, Лех, - протянул я соседу руку. Леха руку пожал, но как-то неуверенно и брезгливо. Да что со мной такое?
- Не ожидал я от тебя, - видимо поняв удивление, очерченное моей скупой мимикой, решился заговорить белобрысый парнишка. Быстро одернул руку и сунул ее в карман синей ветровки.
- Не ожидал чего? Что шарф буду осенью носить? Или что белые кроссовки стану надевать? – выплеснул я очередное раздражение.
И тут заметил нечто необычное. Свет в парадной потускнел, а Леха освещался какой-то салатного цвета пеленой. Такое ощущение, что горел прямо.
- Светлый… - неожиданно констатировал голос. Как оказалось - мой. Осознав этот факт, я закрыл глаза. Леха продолжал светиться. Да уж…
- Ну, бывай сосед.
Сделал шаг, и ощущение затененности пропало. На улице довольно прохладно. Холод, тепло, сумасшествие, маразм. Что я несу вообще? Какой еще Светлый? А и черт с ним. Светлый Леха, ну и пусть им будет, лишь бы жить не мешал. Будет еще одна категория, ну и что с того? Все подвержено категориям, рангам, и нет в том ничего плохого. Вот свиньи – это плохо, а все остальное в постоянном противостоянии. Кто-то с кем-то постоянно соревнуется, кто-то с кем-то борется – закон жизни. Вот еще один такой же идет, но чем-то занят, видимо. У Лехи такое лицо было, словно мертвеца увидел. А не мертвец ли я? Вроде нет. Хожу, дышу, да и живу к счастью. А этот прохожий будто и не заметил меня. Точно не заметил. А явно сильнее Лехи будет. Так. Надо мысли свои останавливать. А то мозг закипит.
Может я тоже какой-нибудь разноцветный? Что-то есть. Но не скажу уверенно. А вот этот субъект не цветной, обычный такой человек, но над головой какая-то… Дрянь? Точно дрянь. И дело, видимо, совсем швах, раз над головами нимбы недоделанные мерещатся. Ух, креститься надо!
Потянувшись к серому ореолу, я ощутил некоторую необычность. Глюк тут же исчез, человек улыбнулся и пошел дальше. Мне стало не по себе. Не знаю чего именно, но этого "чего-то" во мне стало меньше. И тут же подумалось - верную я позицию занимаю?
- Ночной дозор, предъявите регистрацию, - перед глазами возникла девушка необычной красоты. Рыжая, с большими карими глазами. От нее так и тянуло… обаятельностью. Так, не поддаваться!
А вот и напарник нарисовался.
- Ань, - проговорил он ей на ухо.
- Подожди, - ответила девушка парню, и обратилась ко мне: - так, где ваша регистрация?
- Ань, - настойчивее попытался привлечь внимание напарницы парень.
- Да что?
- Он еще даже не инициирован, - прошептал ей на ухо брюнет.
- Что? – удивительно оглядела меня дозорная, - а как он, по-твоему, воронку сшиб? Я же сама видела.
- И я видел, но просканируй его.
Девушка посмотрела на меня. Я сделал движение вперед и развел руками. Совсем идиоты? Как родился, так и живу здесь. Или я на южанина стал похож? Не успел додумать мысль, как ощутил цепкую хватку, будто доктор садистски прощупывал все мои ребра. При всем при этом никто меня не трогал, и ни разу не коснулся. Пару секунд даже не понимал, что произошло. Впрочем, через мгновение уразумевал я ровно столько же.
- Тем не менее, вы, молодой человек, допустили нарушение, - девушка развела руки в стороны.
- Простите, какое нарушение? - обратился я к ней.
Девушка не слушала. Чувствовалось, что назревает очередное непонятное за этот день.
Безумно захотелось встать в защитную стойку, и что-то из этого вышло. Большеглазая отступила на шаг, растерянно посмотрела по сторонам, нашла взглядом напарника.
- Стас?
Стас молча кивнул. После чего на меня рухнул поток пламени. Жарко не было, происходящее казалось смешным. Вокруг меня возник щит, и пламя не причиняло мне никакого вреда. Что ж вы творите, сволочи? Цирк устроили, или с ума сходите? Хорошо, давайте поиграем в цирк.
Медленно сложил ладони в ковшик – почему-то быстро делать ничего не получалось. Темно-синий пар возникал над пальцами и сплетался в густой сизый ком. Вот! Я тоже умею фокусы показывать. Знать бы еще откуда…
Пора! Шар сорвался с рук.
Парень отступил, а девушка опоздала. Мертвое соединило меня с рыжей. Будто тонкая незримая нить связала нас. И что-то грустное текло от нее. Очень захотелось одиночества. Только я стоял и смотрел, а Аня пыталась вырваться. Напрасно.
- Совсем свиньи ополоумели! Ваше место в свинарнике! Мало того, что нам свинью подложили, так еще и до Кузьмы доколупываетесь! Нет, это вам с рук не сойдет, найду вашего главного и на сало пущу, слышите?!
Нить, словно накалившись до предела, выгнулась дугой и лопнула. В воздухе запахло озоном.
Мне не хотелось смотреть на девушку. То, что сейчас происходит – это больше чем сокровенное и интимное. Это – уход. Лучше не смотреть.
Прохожие суетливо разбегались в разные стороны. Метро, оно и в Африке метро. Вопрос в том, есть ли оно в Африке. Наверное, есть. Не в том суть дело. Свиньям здесь не место. Всех убью. И главного тоже. Иди ко мне, поросенок!
Вагоны поезда подъезжают к платформе, серая масса вытекает из дверных отсеков и точно также втекает обратно. Люди как вода – один сменяет другого, частица вместо частицы. Там где нет воды – найдется камень, его она обтекает; там, где нет людей, найдется свинья, и наша задача - очистить мир от этого мяса. Встав у двери, я почувствовал прилив сил. Что-то теплое и необходимое наполняло меня.
- Здравствуй, - обратился я к мужику, стоящему рядом и сразу почувствовал тяжелый пресс на груди. Ответа не последовало. Незнакомец напрягся, словно был готов кинуться в любую секунду. Темное кашемировое пальто медленно распахнулось, и на меня сосредоточенно уставилась пара синих, даже красивых глаз. Короткая стрижка делала черный волос менее контрастным элементом во внешности мужчины.
- Неуклюже щупаешь, - пробормотал я, и второй раз за день подался вперед и расслабился.
- Темный, - с ноткой удовлетворения в голосе выдохнул случайный сосед.
- Может и так.
- Ты новенький? – снисходительно протянул парень.
- Новенький.
- Удивительно. И кто, тебя, новенького в СБГ нарядил?
- Сам нарядился, - печально ответил я.
- И с какой целью? – насторожился собеседник.
- Свинью найти.
- Да? И на кой черт тебе свинья?
- Шашлык хочу, давно не ел.
- Эх, парень, не в футболе дело, совсем не в футболе, - отвернулся сосед.
- И в чем тогда дело? В смерти? Вот убил я человека и что дальше?
- Это верно. Ничего. Зачем убил-то? - в голосе соседа послышались вновь дружелюбные нотки.
- Затем, что сам умирать не хотел. Она пыталась меня загипнотизировать – да не вышло у нее ничего. А когда не получилось, придираться начала, да и поджарить захотела. Вот и получилось, что я ее «того».
- Не переживай, все нормально. Это самооборона. Тебя не отдадут. Тем более еще и не в свое время практиковалась. Какой олух ее, интересно, в рейд пустил в дневное время?
- И на том спасибо, только непонятно мне, зачем она поджарить меня пыталась?
- Знаешь, вот я маг, и ты маг. Мы можем расти, изучать разные направления магии, а она в принципе ничего кроме чар и общих основ не знает. Представь себя на ее месте. Ты можешь только очаровывать, подчинять чужую волю, однако силовой атаки у тебя нет. Ты можешь убивать, но это в о-очень отдаленном будущем, и то, если очень большой потенциал. А вот ты встречаешь человека, который не поддался - внезапно подловить не получилось, а защиту пробить не выходит. Взбесилась, вот и все. Ты бы на ее месте не вышел из себя? Хотя стоит признать ужасающую некомпетентность патруля. Иначе ты бы просто так не ушел оттуда.
- Я не делаю то, что моей душе по нраву за деньги, все исключительно на энтузиазме. А деньги никогда не смогут заменить того, что ты можешь сам. Плохо поешь – иди к преподавателю, не умеешь выкладываться – развивай в себе все возможные качества. Рано или поздно пригодятся. Все что у меня есть, добыто моим трудом.
- Вот и я всего добился сам. Только есть очень узкопрофильные специалисты, и использовать их надо с умом. Постепенно наращивать в них силу, выдержку, давать необходимый опыт. Только так, и никак иначе.
- Так что она вообще хотела? – заглянул я в глаза собеседнику.
- А опыт она откуда должна получать? Из книжек? Так это только о-очень умные на чужих ошибках учатся. Основная масса, все равно, пока на своей шкуре не попробует, не поверит книгам. Так Светлые и тренируются. И мы делаем точно так же. Все получают необходимый опыт. Незаконное вмешательство в сознание? Так извините, это младших состав, еще не опытный, да и у вас младшие творят, что хотят. Баш на баш, и никуда от этого не уйти.
Все идут на компромиссы. Совсем незамысловатая схема. Жизнь меняется на жизнь, деньги на деньги, уступка на уступку. Вагон совсем опустел, а проехали только одну станцию. Сколько еще станций впереди, сколько компромиссов нужно найти, чтобы достичь своей цели? Миллионы? Миллиарды? Бесконечный круг кольцевой линии.
- Тебя как зовут-то, Темный?
- Антон.
- Вот ты Антон – Темный, но и Светлого в тебе достаточно.
- Светлого?
- Видишь ли, все это – сплошные весы. Каждый иной в какой-то мере Темный, в какой-то – Светлый. Баланс, однако. Только не сможет баланс вечно держаться. Запомни мои слова. Ладони вот у тебя черные. Огнем девочку жарил?
Петух тебя в задницу жарил!
Мужчина странно жестикулирует руками. Дурак или притворяется? - картинка выстроилась в голове дополняя существующие пробелы. Этот мужчина сейчас сидит передо мной, и мы с ним беседуем. Чинно и благородно, о вечном. Только он свинья, а свиньям место в аду.
- Нет, не огнем. Нас чем-то связало, а когда связь оборвалась, она умерла.
В руке опять оказалась знакомая нить. Мертвое теперь тянулось к головному вагону, к кабине машиниста. Я не знал и не знаю, правильно ли это, но совершенно точно нужно это сделать.
- Прости, я не знаю, как тебя зовут, - обратился я к собеседнику.
- Зови меня Махаон.
- Любишь футбол?
- Нет, не до футбола мне.
- Понимаю. А я раньше болельщиком был. На стадионе, знаешь, очень хорошо. Я только сейчас это понял. Двадцать тысяч, все как один поют вместе с тобой. Столько эмоций. Песня есть такая фанатская, «Знамя зенита», на мотив крейсера авроры поется. Грустный мотив, а песня добрая.
- Это ты к чему?
Поезд двигался быстро, и самое главное – продолжал набирать скорость. Нить в моей руке натянулась. Пора! Сжав ее, дернул, что было сил.
- Не знаю, вспомнил прошлую жизнь. И нашел ту свинью, которую необходимо отправить в ад…
- Твою мать! – выдохнул Махаон.
Вагон зашатало из стороны в сторону, весь состав раскачивался. Промелькнули первые искры… Удар, глухой стук.
- Что за напасть, почему Темный? - послышалось вдалеке, и сопроводилось хлопком. В глазах вспыхнуло и тут же погасло.
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ФИНАЛ.

Махаон, припадая на искалеченную катастрофой ногу, упрямо шел к офису Дневного Дозора города Москвы. День из победоносного превратился в адский кошмар. Такого с ним не случалось за всю его весьма долгую, даже по меркам Иного, жизнь...
А ведь как хорошо все начиналось! Он попытался сплюнуть, но разбитые губы не слушались. Ликвидация Зеркала прошла изумительно. Без сучка и задоринки. А затем началось нечто невообразимое!
Одно за другим нападения самых обычных людей. Самых обычных! Ни одного Иного! Но откуда, откуда у них такие способности? Почему бомж бросился на него как на лютого врага? Да он вообще не должен был его заметить под заклятием незначительности! А эта сумасшедшая девчонка? Откуда магия у простого человека? И все остальное...
Махаон остановился передохнуть, привалившись к стене дома. Все тело болело просто нещадно, хотелось лечь прямо на землю, свернуться калачиком и... сдохнуть! Не оставалось сил даже на элементарное исцеление. Каждая победа вырывала с корнем часть его новообретенного могущества. Спятившая старуха с собачкой, жирная баба с кирпичом, некий крайне агрессивный педик (и зачем ему так был нужен мой шарф?), киллер, едва не воткнувший нож в сердце... Дамочка со способностями самого настоящего суккуба, кучка лысых отморозков, камикадзе на легковой машине, стая бешеных ворон...
Махаон, переведя дух, и собравшись с силами, продолжил свой путь, время от времени испуганно оглядываясь по сторонам уцелевшим глазом.
Но этот парень. Это было что-то вообще невероятное. Он же спустил с рельс целый состав! ЦЕЛЫЙ СОСТАВ! Лишь способности мага Вне категорий позволили Иному уцелеть, и то - на пределе оставшихся сил.
И ведь Завулон, подлец, знал. Ох, знал, но не предупредил, скотина. Ладно, еще поквитаемся со временем. Сейчас, главное, дохромать до спасительного офиса.
Контуженая голова раскалывалась, мысли путались. Не хватало чего-то очень важного, чтобы увидеть картину полностью. Маленького кусочка мозаики. Малюсенького осколочка... ОСКОЛОЧКА!!!
Озноб пронзил Иного до самого позвоночника. И страшная догадка раскаленным сверлом вкрутилась в мозг. И ведь он же читал вскользь об этом в одном из отчетов инквизиции. Как можно было такое упустить из виду. Пусть - голая теория, пусть - этого сумасшедшего Тима Шотландца, но... А что, но? Именно поэтому он и не обратил на заметку должного внимания. А сейчас чуть не поплатился жизнью!
Так! Махаон остановился, вновь привалившись к стене недалеко от горстки играющих детей и напряг свою память. Кто же был тогда рядом?
Бомж. Бомжа он убил первым. Девочка блондинка. Готова. Толстая тетка, бабка с собачкой... Ну почему, ПОЧЕМУ он понял так поздно?? Хотелось нервно рассмеяться, но в обожженом горле лишь что-то хрипло булькнуло, отдавшись волной боли по всему организму. И лысый отморозок и женщина с... Да что ж такое?!
Голдящие рядом дети не давали сосредоточится. Прогоняли с таким трудом выловленные воспоминания. Женщина с... да, с мальчиком.
В этот момент из кучки детишек, задорно хохоча, выскочил маленький мальчик и став спиной к Махаону начал нараспев выкрикивать слова странной считалочки, с каждым словом указывая пальцем по очереди на одного из приятелей:
- Вышел темный из тумана
- Для коварного обмана
- Он не резал, не вопил
- Просто зеркало разбил
- А осколки разлетелись...
С каждым словом Махаон чувствовал, что неведомая сила оплетает его, опутывает, словно липкая паутина, угнетая, подавляя, убивая в нем всякое желание жить. Он инстинктивно потянулся к Сумраку и... уткнулся в невидимую стену. Подобную той, которой он блокировал утром Зеркало, не дав тому возможность получать силу. Холодный пот выступил на обожженом лице Иного. Против этой нелепой, невозможной детской магии он был абсолютно бессилен.
- ... А машина полетела
- Того темного задела... - продолжал между тем мальчик. И Махаон внезапно понял, что его измученное тело начинает терять свою материальность. Уходила боль, последние крупицы силы, мысли, желания. Детская игра убивала могущественнейшего мага и тот был беспомощен. Собрав жалкие остатки воли, он, неожиданно для самого себя вдруг глупо хихикнул, сложил руки крестообразно на груди и, инстинктивно повинуясь какому то десятому чувству самосохранения, не узнавая своего голоса, проскрипел разбитыми губами:
- А я в домике!
Перетянутой струной лопнула невидимая преграда. Ошметки разорванной волшбы разлетелись в стороны. Мальчик запнулся на полуслове и упал лицом вниз, словно мощный порыв ветра неожиданно опрокинул его. Но тут же вскочил на ноги, обернулся к Махаону и тонким пронзительным голоском торжествующе закричал:
- Раз, два, три. Домик, ГОРИИИИИИ!!!
В один миг узнавая того самого мальчика, который шел утром с мамой, Махаон посмотрел ему в глаза и успел увидеть в них отражение вспыхнувшего живого факела...


Последний раз редактировалось: Oslyablya (Вс Мар 28, 2010 2:24 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Oslyablya
Мастер Пера.


Зарегистрирован: 02.10.2005
Сообщения: 1181
Откуда: Минск
Замечания: 3

СообщениеДобавлено: Чт Мар 25, 2010 1:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ЭПИЛОГ.

- Значит ты утверждаешь, что не помогал ему? Не знал, что он сотворил и вообще ничего...
- Давай не будем передергивать мои слова, Тесей, - жестом руки остановив собеседника, стоящего напротив него, произнес Завулон, - он приходил ко мне, но я его не принял! И это правда! Моей вины в происшедшем нет. И Мой Дозор абсолютно не причастен к данному инциденту!
- Ты можешь поклясться Предвечной Тьмой? - холодно спросил Инквизитор, сверля глазами шефа Дневного Дозора.
- Могу, - спокойно ответил тот, и криво ухмыльнувшись, добавил, - но не буду!
- Позволь полюбопытствовать, почему? - не выдержал Тесей.
- Мы в зале Трибунала? - лениво растягивая слова процедил Завулон, и не дожидаясь ответа, покачал головой, - нет! У тебя есть повестка? Постановление на допрос? Опять-таки нет!Ты ведь здесь, скажем так, неофициально, верно?
Инквизитор сощурился но промолчал.
- Ну вот, - улыбнулся Темный, - а раз так, то о каких клятвах может идти речь?
- Если мне понадобится, я вытащу тебя из норы и заставлю под присягой поклясться что ты к этому не причастен! - наконец не выдержал Тесей. - Как только я найду необходимые улики, уж можешь мне поверить!
- Верю, охотно верю! - покивал головой Завулон, - вот когда найдешь, тогда и поговорим. А сейчас, - он поднялся из кресла, прошу меня извинить, но дела! Дела ждут меня!
Инквизитор тоже поднялся, полминуты смотрел в упор на Темного (но тот спокойно выдержал его взгляд) и неожиданно сдался.
- Хорошо, мы оба знаем, что улик на тебя нет и уже не будет. Но в качестве акта демонстрации своего лояльного отношения к Инквизиции, ты можешь сказать свое мнение? Не для протокола естественно, - поспешно добавил Тесей, словно извиняясь.
Начальник Дневного Дозора, вновь улыбнулся, словно сытый кот, пожевал губами, наслаждаясь просительной интонацией инквизитора, и когда тот уже собрался с гордым видом развернуться и уйти, смилостивился:
- Моя лояльность всем прекрасно известна, дорогой Тесей, поэтому считай этот акт, - Завулон задумался на миг, подбирая подходящее слово, и вальяжно произнес, - милостыней!
Тесей побагровел, но сумел удержать себя в руках и лишь плотно сжал губы.
- Так вот, - менторским тоном начал Темный, - существует теория Зеркальных осколков. Ее автор - Тим Шотландец. Ты должен был о нем слышать.
Инквизитор молча кивнул.
- Большинство иных считает его выжившим из ума старым маразматиком-экспериментатором, - продолжил Завулон, - но именно он предположил, что Сумрак, посылая зеркало с конкретной целью, не прекратит миссию в случае гибели последнего. И возможно зеркальная сила распределится между теми, кто будет находится рядом в момент этого происшествия. С этого мгновения каждый из "счастливчиков", Тим назвал их Осколками, будет стремится выполнить задачу, стоящую перед Зеркалом первоначально.
- А если погибнет осколок, - уточнил заинтересованный Тесей.
- Тогда его часть силы равномерно распределится между оставшимися, сделав их сильнее, - развел руками темный.
- А если они будут уничтожены все? - не вытерпел Инквизитор
- Тесей, можно ли победить Сумрак? - спросил в ответ Завулон, и видя, что собеседник молчит, понимая абсурдность вопроса, добавил, - а Зеркало - это часть Сумрака, его воля и его инструмент!..
_________________
Я навеки даю обязательство,
Что не стану добычей ворона.
Есть особое обстоятельство:
Я люблю тебя - это здорово! (с)
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Зимующий во льдах



Зарегистрирован: 20.08.2008
Сообщения: 921
Откуда: Безымянная река
Замечания: 17

СообщениеДобавлено: Пн Мар 29, 2010 1:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Одолел осколок первый и завязку.
Голова пухнет от впечатлений.
Вернуться к началу
Игровой профиль Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Дозоры -> Fan Art Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Страница 1 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group